elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Рогволод и Рогнеда: скандинавские корни династии (1)

«и [Владимир] посла ко Рогъволоду Полотьску, глаголя: «Хочю пояти дъчерь твою собе жене». Онъ же рече дъчери своеи: «Хочеши ли за Володимера?» Она же рече: «Не хочю розути робичича, но Ярополка хочю». Бе бо Рогъволодъ пришелъ из-заморья, имяше власть свою в Полотьске, а Туры в Турове, от негоже и Туровци прозвалася.
И придоша отроци Володимерови, и поведаша ему всю речь Рогънедину, и дъчерь Рогъволожю князя Полотьскаго. Володимеръ же собра вои многи – Варяги и Словени, Чюдь и Кривичи, и поиде на Рогъволода. В се же время [хотяху] Рогънедь вести за Ярополка. И приде Володимеръ на Полотескъ, и оуби Рогъволода, и сына его два, и дъчерь его поя жене».

Предположение о скандинавской принадлежности первых князей Полоцка и Турова опирается на два основания. Первое - сообщение летописи о том, что Рогволод и Туры «пришли из заморья». Второе - скандинавская этимология имен «Рогъволодъ», «Туры», «Рогънѣдь», которые в оригинальной форме представлены как Ragnvaldr/Rögnvaldr, Þórir, Ragnheiđr/Ragnhildr14. Таким образом, имена Рогволод, Туры и Рогнеда являются славянизированными формами характерных для Скандинавии эпохи викингов имен. Известный российский специалист в области антропонимики Ф. Б. Успенский утверждает, что скандинавское происхождение Рогволода и Рогнеды подтверждается не только самими их скандинавскими именами, но и той моделью, которая используется при образовании имени дочери от имени отца. Он отмечает, что способ имянаречения, при котором одна из основ двусоставного имени отца повторялась в имени сына или дочери, был широко распространен в Скандинавии в X в.15.

Рогволод и Туры были представителями новой волны скандинавов, осевших на Руси предположительно в середине X в. К этому времени потомки предыдущей скандинавской волны, во главе которой были Рюрик и Олег, были славянизированы и уже практически утратили свою связь с прародиной. По мнению Ф. Б. Успенского, тот факт, что сына киевского князя Игоря - представителя третьего поколения «варяжской руси» - называют славянским именем «Святослав» иллюстрирует то, что род пришлых скандинавских князей демонстративно переориентируется на местные (славянские) интересы, а важность скандинавских связей уменьшается16. Однако сын Святослава - Владимир, направленный отцом на княжение в Новгород, во время противостояния со своим братом - киевским князем Ярополком «.. .бѣжа за море... Приде Володимиръ съ Варѧги Нооугороду»17, то есть в трудную минуту решил прибегнуть к помощи своих скандинавских предков.

В последнее время при исследовании политических и культурных аспектов истории Скандинавии и Древней Руси историки активно привлекают данные антропонимики. В частности, Ф. Б. Успенский опирался на использование имен собственных при изучении династической борьбы в Скандинавии XI—XIII вв. и скандинаво-русских контактов18. Еще один российский историк С. М. Михеев привлекал антропонимику для исследования династической борьбы на Руси в 1015-1019 гг. и шведско-русских связей XI в.19.

Практика имянаречения в Скандинавии эпохи викингов показывает, что род имел характерные для него имена - родовые имена, которые повторялись из поколения в поколение и поэтому были чрезвычайно устойчивы. Ф. Б. Успенский считает, что «для того, чтобы войти в мир рода, ребенок должен был получить родовое имя. Выбор имени был событием историческим - имя почти всегда давалось в честь умершего предка, связывало ребенка с историей рода и передавало эту связь в будущее. В первую очередь, это касалось тех детей, которым предстояло стать наследниками, старшими в роду, в своем поколении. Их, как правило, называли в честь деда, прадеда, дяди или другого близкого родственника по мужской линии. Иногда, в силу тех или иных причин, ребенок мог получить имя и в честь предка по материнской линии, побратима отца, друзей рода. Особенно значимым делом был выбор имени в знатных родах и прежде всего в королевской семье»20.

В этой связи мы также поставили себе цель исследовать скандинавские прототипы имен Рогволод, Туры, Рогнеда - Ragnvaldr/Rögnvaldr, Þórir, Ragnheiđr/Ragnhildr в историческом контексте Скандинавии эпохи викингов и на этой основе установить возможность выявления скандинавских корней Рогволода и Туры.

В летописях содержатся два сообщения, в которых фигурируют первый полоцкий князь Рогволод и его дочь Рогнеда. Основатель Турова - Туры упоминается единожды и довольно кратко в первом летописном сообщении о Рогволоде и Рогнеде. Первое упоминание Рогволода и Рогнеды, а также единственное упоминание Туры содержится как в Ипатьевском, так и Лаврентьевском списках ПВЛ, в контексте событий, происходивших согласно летописной хронологии в 6488 г. (980 г.)21. Второй сюжет присутствует в Лаврентьевской летописи под 6636 г. (1128 г.) в так называемой «вставке о Всеславичах»22, которая объясняет киевско-полоцкое противостояние во время правления Мстислава Владимировича исконной враждой потомков Ярослава и Рогволода, начавшейся с убийства полоцкого князя.

Содержание и характер летописных известий послужил основанием для формирования историографической традиции, согласно которой признается историчность Рогволода и Рогнеды. Реальность Туры подвергается сомнению в связи с единичностью его упоминании, широким распространением в индоевропейской мифологии образа тура (быка), а также характером информации, сближающим сообщение летописи о Туры с распространенными легендами о происхождении названия города от имени его основателя23. Необходимо отметить существование точки зрения о славянском происхождении первого правителя Турова. Ее сторонники воспроизводят имя князя в форме Туръ, представленной в Ипатьевской летописи, и считают, что оно соответствует славянскому названию дикого быка - тура24. В современной зарубежной историографии летописные данные о скандинавском происхождении Рогволода и Туры не вызывают вопросов25. Дж. Шепард отмечает, что Туры занял крепость на Припяти и княжил там достаточно долго для того, чтобы его имя было увековечено в названии Турова26. Российские специалисты Е. А. Мельникова и Е. А. Шинаков считают, что Туры, как и Рогволод, был скандинавом27.

На наш взгляд, летописные данные свидетельствуют в пользу скандинавского происхождения первого известного нам туровского князя и его тесной связи, возможно родственной, с Рогволодом. Приведем основные аргументы нашей позиции:

1. Туры - скандинавская форма имени, зафиксированная в летописи. Подобная форма полностью отвечает правилам адаптации скандинавских имен в древнерусском языке. Имя Туры происходит из древнескандинавского имени Þorir28. Лингвистическая фиксация имени в Лаврентьевской летописи указывает на его скандинавское происхождение. Исправление Туры в Туръ можно объяснить существованием схожего славянского слова, тогда как обратный переход маловероятен.

2. Упоминание скандинавского имени Туры в одном хронологическом и событийном контексте с другими скандинавскими именами Ragnvaldr/Rögnvaldr и Ragnheiđr/Ragnhildr, которые представлены в летописи в их древнерусской адаптации - Рогъволодъ и Рогънѣдь.

3. Занятие Рогволодом и Туры стратегически важных центров в Полоцке и Турове на путях по Западной Двине в Балтийское море и Скандинавию, по Припяти в Центральную и Западную Европу во время внутренней нестабильности на Руси после гибели Игоря.

4. Поддержание связей Турова со Скандинавией, о чем говорит тот факт, что в одной из молитв Кирилла Туровского есть упоминания скандинавских святых29.

Этимология имен и их употребление в древнескандинавских источниках

Имя Ragnvaldr/Rögnvaldr имеет примечательную этимологию, которая свидетельствует о его принадлежности к именам, характерным для элиты древнескандинавского общества. Имя является двухсоставным, включающим две основы германского происхождения. Как элемент имени основа ragin в древнескандинавском языке имеет значение «власти», «божественные силы». Valdr означает «властитель»30. Значение имени Ragnvaldr/Rögnvaldr, которое можно интерпретировать как «божественный властитель», указывает на то, что его обладателем мог быть только представитель знатного и могущественного рода, обладающего высшей властью, которая могла носить сакральный характер. Близкое значение имела и славянская форма имени - Рогволод, связанная, вероятно, с рогом - символом плодородия и богатства. Славянское население Полоцка наделяло своего князя ритуально-религиозной функцией обеспечения плодородия и благополучия, что говорит о сакрализации княжеской власти31.

Имя основателя Турова, как уже отмечалось выше, лингвисты возводят к древнескандинавскому имени Þorir. С эпохи викингов это имя ассоциировалось с Тором (Þorr), одним из главных скандинавских языческих богов. Заметим, что точная славянская транслитерация этих имен представлена в летописных формах «Туры» и «Туръ» соответственно. Имя Þorir было широко распространено в Скандинавии в эпоху викингов, о чем свидетельствуют как рунические надписи, так и саги (таблица 1). Так, если имя Ragnvaldr встречается всего лишь на шести рунических камнях, то имя Þorir фигурирует более чем в пятидесяти рунических надписях32. Немногочисленность имен Ragnvaldr в рунических надписях можно объяснить тем, что их обладатели принадлежали к высшей знати, близкой к королевскому роду. Большая распространенность имени Þorir объясняется его связью с теонимом «Þorr» и особой популярностью культа этого языческого бога среди воинов, происходивших из простых крестьян.

Таблица 1. Упоминания имен Ragnvaldr/Rögnvaldr, Þorir, Ragnhildr в древнескандинавских источниках


ccs-2-0-65372400-1444515798_thumb.jpg

Имя Рогнеда возводят к таким скандинавским именам, как Ragn(h)eiđr или Ragnhildr33. Имя Ragnhildr встречается в шести надписях на рунических камнях. Четыре из них расположены в Швеции - в Уппланде и еще два - в Дании34.

Таким образом, этимология имен Рагнвальд и Турир, частота и контекст их употребления в рунических надписях, а также социальный аспект культа Тора, говорит о редкой их сочетаемости внутри одного рода или семьи. Иными словами, в Скандинавии представители одной семьи, например, отец и сын или братья в редких случаях могли носить имена Рагнвальд и Турир, что подтверждается и данными о сочетаемости имен на рунических камнях. Кроме того, имена Рагнвальд и Рагнхильд были характерными именами представителей элиты центральных областей древнешведского государства - Уппланда и Сёдерманланда, в том числе и королевского рода.

Выявленные особенности употребления имен Рагнвальд, Рагнхильд и Турир открывают возможность поиска того рода, в котором встречаются данные имена, и последующей проверки нашей гипотезы, построенной на предположении о родственной связи Рогволода и Туры. Обратим внимание, что О. Ю. Латышонок и А. В. Белый выявили совпадение имен Рёгнвальда, ярла Мера, его жены Рагнхильд и сына Турира в «Саге об оркнейцах», а также схожесть одного из сюжетов «Саги о Хрольве Пешеходе» с летописным рассказом о Рогволоде и Рогнеде35. В этой связи они высказали мысль, что автор ПВЛ мог перенести эти имена из саг в русскую историю. Такое предположение ставит под сомнение реальность существования Рогволода и Рогнеды. Однако в исторической науке давно утвердилась обоснованная точка зрения об историчности Рогволода и Рогнеды. Задачей нашего исследования является установление возможности происхождения Рогволода и Туры из одного рода. Для этого обратимся к сагам, которые в сравнении с руническими надписями содержат более детальную и конкретную информацию о носителях имен Рёгнвальд (в форме Rögnvaldr), Турир и Рагнхильд. Скандинавы эпохи викингов и их потомки, как правило, очень скрупулезно относились к истории своего рода, поэтому общая информация в сагах, включавшая генеалогию рода, его территориальную привязанность сохранялась на протяжении веков и в наименьшей степени была подвергнута искажению.

Наиболее обширным сводом королевских саг, отображающим историю королевских и знатных родов Норвегии и связанных с ними шведских и датских правителей, является «Круг земной» Снорри Стурлусона36. Мы проанализировали данный памятник и получили следующие результаты. В сагах «Круга земного» упоминается одиннадцать персоналий, носивших имя Рёгнвальд, двадцать два лица с именем Турир, тринадцать особ с именем Рагнхильд (таблица 1).

Очевидно, что имя Турир было довольно распространенным в Скандинавии на протяжении IX-XII вв. Анализ сведений «Круга Земного» позволяет заключить, что имя Турир было характерно для представителей разных социальных слоев - от рабов до ярлов и конунгов. Для нас важно, что именно в ранний период - на протяжении второй половины IX - первой половины X в. - времени, наиболее приближенного к появлению на белорусских землях Рогволода и Тура, в Норвегии среди представителей высшей племенной знати было три обладателя имени Турир. Один из них, Турир Длиннолицый, был из рода мелких норвежских конунгов и выступал против конунга Харальда Прекрасноволосого (850-930 гг.). Он пал в знаменитой битве при Хаврсфьорде около 872 г. Два других - Турир Хельсинг и Турир Рёгнвальдсон Молчаливый (862-935 гг.) происходили из родов ярлов.

Небольшое количество персоналий с именем Рёгнвальд в «Круге Земном» говорит о его малой распространенности в древнескандинавском антропонимиконе. Все носители имени Рёгнвальд происходили из знатных родов, причем большинство из них было обладателями титулов конунгов или ярлов в Норвегии и Швеции в IX-XII вв. Этимология имени Ragnvaldr/Rögnvaldr, указывающая на то, что его носителем мог быть только представитель высшей элиты, подтверждается и сагами. Высокий социальный статус обладателя имени Рёгнвальд отличает его от имени Турир, которое, как отмечалось выше, могли носить люди различного социального происхождения и положения - и рабы, и бонды, и ярлы, и конунги. Однако следует отметить, что ни имя Рёгнвальд, ни имя Турир не стали родовыми в королевских династиях Норвегии, Швеции и Дании. Наиболее знатные и могущественные обладатели этих имен: конунги - Рёгнвальд Достославный, Рёгнвальд Прямоногий, Турир Длиннолицый; ярлы - Рёгнвальд Эйстейнссон, Турир Молчаливый; херсир - Турир Хроальдссон жили во времена норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого, то есть во второй половине IX - первой половине X в., когда начался процесс объединения Норвегии. Они были представителями высшей племенной аристократии, которая постепенно теряла свое влияние или просто уничтожалась королевской властью в ходе объединения и централизации государства.

Употребление имени Рагнхильд в сагах и рунических надписях показывает, что этим именем обладали, как правило, женщины знатного происхождения. Большинство из них были представительницами королевских родов. В «Круге Земном» упоминаются тринадцать особ, носивших имя Рагнхильд, семь из которых были королевских кровей. Наиболее значимыми предшественницами и современницами Рогнеды в Скандинавии были Рагнхильд - мать Харальда Прекрасноволосого, Рагнхильд Могущественная - жена Харальда Прекрасноволосого, Рагнхильд - дочь конунга Эйрика Кровавой Секиры (885-954 гг.) и Рагнхильд - дочь норвежского ярла Хакона Могучего (937-995 гг.) (таблица 2).

Важной в плане изучения связи и соотношения имен Турир, Рёгнвальд и Рагнхильд является информация о роде ярлов Мёра, содержащаяся в «Саге о Харальде Прекрасноволосом» из «Круга Земного», а также в «Саге об оркнейцах»37. Мёр - это историческая область в северной части Западной Норвегии, на побережье Атлантики. В роду ярлов Мёра было два представителя с именами Рёгнвальд и Турир - отец и сын соответственно (таблица 2). Ярл Мёра Рёгнвальд Эйстейнссон был ближайшим соратником Харальда Прекрасноволосого - первого норвежского конунга, объединившего под своей властью всю страну и правившего приблизительно с 863 г. по 930 г. Рёгнвальд Эйстейнссон также стал основателем династии ярлов - правителей Оркнейских островов, которые он получил в свое управление от норвежского конунга. В «Саге об оркнейцах» также рассказывается о роде Рёгнвальда Эйстейнссона и упоминается имя его жены - Рагнхильд38.

Таблица 2. Возможные династические связи Рогволода и Туры с норвежскими родами Рёнгвальда Эйстейнссона, Харальда прекрасноволосого и Хакона Могучего


ccs-2-0-23988100-1444515799_thumb.jpg

В «Круге Земном» о ярле Рёгнвальде говорится следующее: «Его называли Рёгнвальдом Могучим и Рёгнвальдом Мудрым, и говорят, что он заслужил оба прозвания»39, «Рёгнвальд ярл Мёра был самым любимым другом Харольда конунга, и конунг высоко ценил его. Рёгнвальд был женат на Хильд, дочери Хрольва Носатого. Их сыновей звали Хрольв и Торир. У Рёгнвальда были также сыновья от наложницы. Одного из них звали Халлад, другого - Эйнар, третьего - Хроллауг. Они уже были взрослыми, когда их законнорожденные братья были еще детьми. Хрольв был могучим викингом. Он был такого большого роста, что никакой конь не мог носить его, и он поэтому всегда ходил пешком, куда бы ни направлялся. Его прозвали Хрольвом Пешеходом. Он много раз ходил походом в Восточные Страны»40(таблица 2).

Обратим внимание на сообщение саги о сыне Рёгнвальда Хрольве Пешеходе. Исследователи идентифицируют Хрольва с реальным историческим деятелем, предводителем викинговРолло, который в 911 г. захватил земли в устье Сены и основал герцогство Нормандия41. Для нас важно указание саги на то, что Хрольв совершал походы в «Восточные страны», к которым скандинавы также относили земли Восточной Европы. В «Саге о Хрольве Пешеходе» содержится подробная информация о военной деятельности Хрольва. Сага сообщает, что Хрольв совершил грабительский поход по реке Дюне (Западная Двина), а затем прибыл в Гардарики (Русь), где победил конунга Эйрека, женился на Ингигерд и стал там конунгом. Кроме того, в саге говорится, что Ингигерд была дочерью Хреггвида, конунга в Гардарики, подчинившего себе земли вдоль Дюны42. Очевидно, что историческая основа саги размыта и ее сюжет изобилует фольклорными мотивами. Тем не менее, указание саги на грабительские походы викингов по Западно-Двинскому пути вполне может быть достоверным. В саге также присутствует мотив противостояния двух конунгов, в результате которого конунг-агрессор (Эйрек) убивает местного конунга (Хреггвид) захватывает его владение (Гардарики) и дочь (Ингигерд). Очевидно, что этот мотив является близкой аналогией летописной легенде о Рогволоде, Рогнеде и Владимире. Проанализированные сведения саг являются уникальными и дают основания предположить, что у представителей рода Рёгнвальда Эйстейнссона были «восточные» связи - они бывали в Подвинье.

После гибели Рёгнвальда Эйстейнссона в 892 г. Харальд Прекрасноволосый назначил ярлом Мёра его сына Турира Молчаливого и отдал ему в жены свою дочь, Алов Красу Года43(таблица 2). О Турире Молчаливом также известно, что его дочь Бергльёт быта матерью Хакона Могучего - ярла Хладира и фактического правителя Норвегии в 975-995 гг. Исходя из хронологии событий, восстанавливаемой по летописи и сагам, Рогволод и Туры могли быть современниками внука Турира Молчаливого - ярла Хакона. И соответственно, гипотетически Рогволод и Туры могли быть племянниками, сыновьями или внуками Турира Молчаливого (таблица 2). Заслуживающим внимания сообщением саги является то, что у ярла Хакона среди его многочисленных детей была дочь по имени Рагнхильд.

Таким образом, в «Саге о Харальде Прекрасноволосом» (Круг Земной) и «Саге о Хрольве Пешеходе» нами выявлены уникальные свидетельства того, что сыновья Рёгнвальда Эйстейнссона были знакомы с Подвиньем и использовали Западно-Двинский путь для осуществления грабительских походов в земли Прибалтики и Руси. Кроме того, в роду норвежского ярла встречаются все три имени, а именно Рёгнвальд, Турир, Рагнхильд, которые в их славянской интерпретации упоминаются в ПВЛ под 980 г. как Рогволод, Туры, Рогнеда (таблица 2). Имя Рогволод соответствует имени Рёгнвальда Эйстейнссона. Имя Рогнеда соответствует имени Рагнхильд, жены Рёгнвальда Эйстейнссона. Имя Туры соответствует имени Турира, сына Рёгнвальда Эйстейнссона.

Итак, проанализированные данные древнескандинавских источников говорят о редкой сочетаемости имен Рёгнвальд и Турир внутри одного рода или семьи. Что же касается комбинации Рёгнвальд - Рагнхильд, то она активно использовалась в имянаречении среди знатных скандинавских родов. Этимология имен Рёгнвальд, Турир и Рагнхильд, частота и контекст их употребления в рунических надписях и сагах свидетельствуют, что обладатели имен Рёгнвальд и Рагнхильд были представителями высшей знати, приближенной к королевскому роду. Имя Турир, в отличие от имен Рёгнвальд и Рагнхильд не являлось элитным. Его могли носить люди различного социального происхождения и положения, то есть и рабы, и бонды, и ярлы, и конунги.

Изложенные в данном исследовании аргументы позволяют обосновать новую гипотезу, в соответствии с которой, Рогволод и Туры были выходцами из высшей племенной норвежской знати и принадлежали к одному роду ярлов или мелких конунгов. Наиболее вероятной версией их происхождения является род норвежца Рёгнвальда Эйстейнссона, ярла Мёра. Рогволод и Туры могли являться внуками или правнуками Рёгнвальда Эйстейнссона (таблица 2).

Династические основания образования Полоцкого княжества

Утверждение власти Рогволода в Полоцке стало существенным основанием формирования одного из главных центров государственности на восточнославянских землях, альтернативного Киеву и Новгороду. Аналогичная ситуация с приходом скандинавского князя имела место в Турове, что содействовало образованию Туровского княжества. Радимичи, с которыми в источниках не связана деятельность скандинавов, не сумели только своими силами создать или сохранить собственную государственную структуру, и их территория в 984 г. была окончательно закреплена в составе Древнерусского государства как непосредственное владение киевского князя. Именно скандинаву Рогволоду было также суждено стать родоначальником полоцкой княжеской династии, что не было случайностью. Североевропейское происхождение первых древнерусских князей стало отражением той организующей и консолидирующей роли, которую сыграли скандинавские дружины и их предводители в генезисе восточнославянской государственности.

Судя по летописным известиям о междоусобицах Святославичей - Ярополка, Олега и Владимира, Полоцкое княжество выступало как независимое государственное образование, в котором единолично правил Рогволод. О политической самостоятельности Полоцкого княжества говорит и то обстоятельство, что к заключению союза с Рогволодом стремились оба Рюриковича - и Владимир и Ярополк. Посольство Владимира к Рогволоду с целью сватовства к Рогнеде и последовавшая затем беседа Рогволода с Рогнедой, отказавшейся стать женой Владимира, представлены на миниатюре из Радзивиловской летописи44. Выбор Рогнедой киевского князя Ярополка, сделанный, наверняка, по настоянию Рогволода, привел к нападению Владимира на Полоцк. Владимир набрал большое войско, в котором также были варяги. Российский исследователь Е. А. Шинаков считает, что варягами Владимира были воины из дружины датского конунга Харальда Синезубого (958-986 гг.)45. В сагах неоднократно сообщается о соперничестве датских и норвежских конунгов. Вероятное участие датчан в захвате Полоцка является косвенным подтверждением гипотезы о норвежском происхождении Рогволода.

В соответствии с нашей гипотезой о происхождении Рогволода и Туры из одного рода, Туры был союзником полоцкого князя и поэтому, после убийства Рогволода Владимиром и подчинением Полоцка власти Киева, Туры также был устранен, а Туров перешел под непосредственную власть киевского князя. Данное предположение объясняет, почему князь Туры после первого и единственного упоминания под 980 г. бесследно исчезает со страниц летописей. Таким образом, в конце X в. Полоцкое и Туровское княжества были подчинены Владимиром Святославичем (980-1015 гг.) и вошли в состав Древнерусского государства, возглавляемого династией Рюриковичей.

http://istorja.ru/articles.html/russia/rogvolod-and-rogneda/

Tags: Дания, Норвегия, Полоцк, Русь, викинги, власть, государство, история, насилие, славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments