elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Дневники М.М.Пришвина (2)

10 Ноября. Речь Сталина (давно бы) произвела огромное впечатление и создала на Болоте важный переворот мнений, напр., Павел (этот Павел!) стал утверждать, что Москву немцам взять невозможно, что сопротивление немцам будет продолжаться до нашей победы, что вообще «победа будет за нами».
Так это все во вне, а внутри у каждого в душе мелкий собственник, ожидающий тем или другим путем избавления от коммунизма. Каждый из них судит мировые события по совести и правде, веруя в то, что совесть и правда для всего мира едины и неопровержимы.
Каждый из них, как у Пушкина Евгений, стоит перед Медным Всадником со своей Правдой и совестью, как любой искусный ремесленник перед штампованным производством фабрики.
Похоже, что и у немцев то же отношение к правде и совести, только Гитлер это угадал в своем народе и ввел в свою систему, противопоставляя ее спекулятивному капиталу. Так система с начинкой мелкой собственности противопоставилась системе советской союза <вымарано: без всякой начинки> и системе демократического империализма Америки при господстве крупных капиталистов. И во всей этой сложной борьбе чувствуешь, ощущаешь как два фермента - это: 1) национ. человек с его совестью и правдой и ограниченным кругом зрения и 2) человек интернационала социалистического и капиталистического с широким горизонтом. (Еврей у нас потому успевает и потому кажется талантливей русского, что он шире кругозором, чем национ. человек с его правдой и совестью.)
Раньше в России простой человек говорил только по правде и совести, теперь он стал двойным, одно - для себя, другое -для общества. Но из этого вовсе не следует утверждение прежнего как лучшего, оно может быть таким лишь в том случае, если тот строй жизни способен к возрождению, т. е. что, напр., ремесленный строй может заменить машинный в том смысле, [что] не машина будет диктовать людям их нравственный и бытовой строй жизни, а личность.
- Люблю ли я порядок и Закон? о Господи, да я же первый безобразник, но я и тягощусь им и жду закона и порядка вне себя, чтобы закон и порядок остановили меня. Люблю ли я? Как это можно любить, я, может быть, ненавижу это от всей души, и все-таки мне нужно не для себя, а для людей. Я хочу быть безобразником для себя, я безобразник, а кругом берега стоят. Вот зачем я и жду немца, а не для себя. При немце я буду как ручей в берегах и буду бежать и мыть и размывать берега: тогда у меня будет занятие. А когда, как теперь, все безобразничают, то какой мне интерес...

- Сношения с женщиной нам даны с целью сближения, чтобы были два в одну плоть. После того, как двое познали друг друга, их сношения стали без познания, а стали чем-то несущественным - эта песенка спета, и если что возможно, то это только на стороне. Так что наше переживание есть общее: через страсть люди познают друг друга и, познав, или расходятся, или вместе живут, как близкие (нераздельно и неслиянно).

Мысль двоится и неожиданно показывается обратной стороной. Скажи эту мысль любя, и это будет одно, скажи во время неприязни, и будет другое. <Зачеркнуто: Взять хотя бы «брачных»: во Христе - одно, а в дьяволе - другое.>

- Человек родится, и человек умирает: родится - радость жизни, умирает - страх. Религия рождения, радости жизни -это язычество и Ветхий Завет, смерть и преодоление страха смерти - Христианство. Так мы и живем в этих двух настроениях, радости жизни и страха смерти.

11 Ноября. (Рожденье Ляли 41 год).

Как вспомню силосную башню в Нагорье с ее вонючею, никуда не годною гнилью, так и вся Россия (СССР) встает перед глазами, как сплошная гниль.

<Зачеркнуто: Если ты не в силах принять к себе Бога, то полюби верующую женщину, и она создаст тебе путь к Богу, потому что любовь сама по себе и есть путь к Богу.>

<Зачеркнуто: Ну, так пусть же пропадет моя родина и с большевиками>

Вчера я Ляле на ночь сказал, что смотрел на Распятие и думал о смерти, а когда смотришь на цветок или на ручей, то чувствуешь радость жизни и думаешь о детях, о будущем, о светлом пути человека в его возможностях.

- А я с 12 лет думала о Христе, как светлом пути в жизнь и в беспредельность, - ответила Ляля.

И, вероятно, ее чувство Христа вернее моего рассуждения, навеянного, вероятно, Розановым и подобными169.

Распятие, вероятно, не есть образ смерти, а образ творческого усилия личности, сжимающей плоть свою для прыжка в бессмертие.

Распятие есть образ творчества личности, пренебрегающей в этот момент радостью жизни.

<Зачеркнуто: Да, но как ужасны попы, говорящие без соответствия с собственными переживаниями!>

Личный враг - это враг моей личности, которая в Боге. Выходит, что с личным врагом надо бороться, как с врагом Бо-жиим. Но в Евангелии сказано: любите врагов своих. Как понять этих своих, не значит ли этот свой то же, что свойский, т. е. индивидуальный, особенный, а не личный. И «люби», значит, великодушием своим, широтой поглощай эту мелочь, этих лукавых, сажай их с улыбкой себе на ладонь, поглаживай мохнатеньких, подкармливай и обласканных, подщипнув незаметно хвостик, пускай. - А зачем же подщипнуть-то? - А затем подщипнуть, чтобы в другой раз, когда он сделает, может быть, мне хорошо, узнать его и особенно поблагодарить и его и Господа, что допустил меня врага моего полюбить.

Со мной не раз бывало, что я своих врагов поглощал. Вот все время лет 15 помню писателя Бахметьева с завистливо-ненавистным в отношении меня глазком. Недавно, приехав в Москву, я увидел его в канцелярии ССП. Никогда раньше не здороваясь с ним, я теперь подошел к нему. И нужно было видеть, как этот сморщенный от неудач писатель вдруг весь просиял. Это и было действием любви к врагу свойскому. Такой же еще у меня враг и Гладков.

Но Платонов (Человеков), продавшись в сущности своей тоже свойскому врагу моему Левину, не питая ко мне по-свойски ничего дурного, является уже несомненно врагом моей личности, т. е. врагом Божиим. Однажды, поняв Левина как свойского врага, я прямо подошел к нему и сказал: - Простите меня, голубчик. - И он, сморщенный от нравственных побоев, тоже просиял, как Бахметьев. Но было бы с моей стороны преступлением нравственным, если бы я и к Платонову так подошел. Платонова я должен побить170, как врага Божия. Так вышло, что врага своего еврея я простил, а русского врага буду бить.

Между прочим, «лукавый» в «Отче наш» мне тоже представляется как-то не очень-то Божиим врагом, а скорее тоже свойским, быть может, даже допущенным ко мне волей Божией. И когда я прошу Бога избавить меня от лукавого, то я прошу той знакомой мне щедрости великодушия, которой часто на практике побеждаю врагов свойских.

Прочитал все Ляле, и она сказала так, что все это рационализм, в ней же «любить врага» было как благодатное чувство богатства любви. Теперь она этого не чувствует и не может ясно понять, как это можно любить врага, тогда же ей это было ясно, и она думает, что додуматься до смысла, конечно, можно, только это все будет кругом да около, самый же смысл - это чувство полноты и богатства любви.

- Но я же это богатство знаю по чувству природы. - Да, то природа, и в ней это у тебя тоже от Бога приходило, но у меня было прямо от Бога. Надо Бога чувствовать.

Из поездки в Троицу-Нерль.

<Приписка: Это было возле Троицы, когда у нас испортился насос и я, остановив генеральский автомобиль, попросил шофера мне помочь. Генерал красный, нагрузился, волосы пепельные>

... командир оказался пожилым человеком. Он у себя в машине выпил, раскраснелся и улыбался. Чтобы как-нибудь начать разговор, я сказал: - Вот на базар ездил...

Он сочувственно улыбнулся.

- Все запасаются, - сказал я.

Он еще улыбнулся и ничего опять не сказал. Я приналег на себя, чтобы как-нибудь сдвинуть его с мертвой точки.

- Смотреть на них скучно, - сказал я, - но самому... Я показал на толпу и на телеги идущих с базара и едущих на базар.

- Да, смотреть скучно, а самому нужно, ничего и так каждому заниматься запасом продовольствия никогда не скучно, почему это? тысячелетия занимаются, и все не скучно? Потому, понимаю я, что есть хочется.

Командир засмеялся. Вгляделся в толпу и вдруг сказал в ответ моему «есть хочется»:

- Глядите, вон и козла тащат.

После того мы сочувственно замолчали и так стояли с полчаса, пока шофер не исправил насос.

Подсыпало снежку, хватил сегодня мороз в -15°, и есть надежда, что это зима.

- Тебе, Ляля, сегодня 41 год, порядочно лет!

- А не все ли равно, 41, 42, 43... Раньше я страшилась лет, а теперь все равно: я нашла тебя, и вся моя тревога кончилась.

Счастливый день: удалось купить на базе 50 кило мяса по 6 р. кило (даром! в Москве, говорят, мясо: 50 р. за кило). Еще нам дали 10 килограмм вермишели, 10 лука, два мешка картошки, 10 кило пшена и 3 кор. спичек. Мы просто богатые.

По слухам, в Москве жизнь мало-мальски налаживается, мы решили подождать недельки две и съездить туда. Возможно, что немцы в самом деле прозевали Москву и теперь хотят удивить чем-то иным.

Источник: http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/dnevniki/dnevniki-otdelno/1941-stranica-9.htm
Tags: 1941, Германия, Россия, СССР, война, государство, дневник, жизнь, история, психология, религия, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments