elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Неудобные истоки

В мае 2006 г. нашу столицу посетил известный историк Мануэль Саркисянц. Интервью ученого АПН и лекция в МГУ, в которой он рассказал о своих взглядах на корни немецкого (как предпочитает говорить сам Саркисянц, «австро-баварского») расизма, вызвали живой отклик у наших читателей. Узнав о большом интересе в России к проблематике его книги ««Английские корни немецкого фашизма», Саркисянц предложил нашему изданию рассказ о реакции в Британии и Германии на его исследование, о тех проблемах, которые возникли у него в связи с публикацией монографии.
***
Мое обращение к теме английских корней нацизма было обусловлено сначала политикой Великобритании по отношению к республиканской Испании в 1936–1939 годах, а потом соотнесением британской «демократической» радиопропаганды к английской практике в оккупированном Иране в 1941–45 гг. Когда я высказывал эти мысли в Нью-Йорке, то они «опровергались» на основании их эмоционального выражения (то, что выражается «эмоционально», мол, не может быть рационально).В 1947 г. мне говорилось, что такие мысли об английском империализме стали уже моей «идеей фикс» — и мне следует обратиться к психиатру…Тогда я начал собирать документальные материалы для этой работы, думая, что она могла бы стать моей первой книгой.Если вышло бы так, моя научная карьера кончилась бы еще до ее начала.Уже в 1950 (или 1951 году) немецкий профессор в Чикаго предупредил меня, что никакое германское издательство не посмеет публиковать книгу на такую тему. (Это не относилось к советской части Германии).Самое удивительное, что за полвека никто другой не принялся разрабатывать всю эту тематику, обращение к которой само собой напрашивается при самом поверхностном знакомстве с событиями.Если кто и обращал внимание на некоторые аспекты данной темы, то это были как раз отдельные британские историки.

---
Ибо после того как я предупредил о моей готовности обратиться в Европейский трибунал (в Страсбурге) для решения, включает ли свобода кафедры право объявления лекций на еретические темы, наш университет предпочел не доводить дело до такого неблагоприятного итога. Ради того, чтобы избежать такого неудобства, администрации университета пришлось публиковать даже тексты из моих лекций в Интернете — включая английские цитаты, которые подпадали здесь под идеологическое табу. Например, замечание британского историка А.Тойнби о том, что расизм на Западе происходит от кальвинистского национального сознания Англии. И даже напоминания Ричарда Рубинштейна, что Гитлер находил в «геноцидном обществе британской Австралии пример для своего «государственного геноцида» (с той разницей, что в Австралии истребляли туземцев без правительственного приказа, по единогласному решению колонистов, а в нацистском Рейхе уничтожали евреев, цыган и гомосексуалов по инициативе диктатора.)
---

Тут прочно установлена доктрина, что, мол, не немцам критиковать западные империализмы — особенно английский. Ведь с 1871 года при всех четырех режимах — кайзеровском, республиканском, нацистском и натовском — английские модели оставались образцами для немецких политиков. И не полагается упоминать, сколько раз Гитлер ссылался на британские реалии. Ибо в сознание европейцев глубоко укоренилась мысль о «коллективной вине» всех немцев. Это признание со стороны самих жителей Германии стало как бы пропуском в «свободный мир» НАТО — и предпосылкой для экономического чуда при Аденауэре. Поскольку в 1945 г. народ не свергнул тех, кто привел его к национальной катастрофе, «бывшие» нацисты вошли во все институты послевоенной ФРГ. Именно поэтому там была провозглашена «коллективная вина» всего«населения». Ведь если виновны «все», то действительно виновных найти невозможно. Германия даже добровольно продолжает зависеть от англосаксонских политических идей (игнорируя — в противоположность ГДР, бывшего немецкого «восточного» государства — крестьянскую войну 1524–1525 гг., а также революцию 1848/1849 и 1918 г.).

Поэтому никак не полагается напоминать англоязычным наставникам немцев, откуда перешел к ним расизм и идеология социал-дарвинизма в качестве «научного» обоснования геноцида

В то время как тезисы о русских образцах для Гитлера в порядке вещей (1), даже если они и опровергают представление о чисто немецком происхождении нацизма, любая отсылка к его британским образцам подпадает под табу — несмотря на многочисленные напоминания самого Гитлера о его английских моделях — и несмотря на их описания в самой английской историографии. Ибо то, что нередко публикуется англичанами, не полагается публиковать в Германии. Например, Cambridge University Press издал в 2000 книгу с подзаголовком «Нацистские представления о Британии». Там даже немецкий автор Штробль осмелился констатировать: «Утверждать расстояние между [собственной] расой господ и покоренными расами — в этом Гитлер… секрет успеха британской империи… И эта связь расы и империи стала ключевой в мышлении фюрера — что его Рейх должен подражать британскому владычеству в Индии своей беспощадностью в Восточной Европе. Колонизация [индейской] Северной Америки [англичанами] должна была стать образцом для германского господства над Россией… В 1937 г. юным немцам полагалось изучать англосаксонскую [колониальную] империю, чтобы преодолеть свои «угрызения совести» [Strobl 2001: 80, 69, 76, 82].

В той английской книге — еще до титульной страницы — напечатано еще и следующее откровение: «одна из фундаментальных задач нацистов было… подражание безжалостности Британской империи — [т.е.] по отношению к Восточной Европе». Но ее автор оставил открытым «вопрос», соответствовало ли понимание Гитлером британского империализма действительности.

А когда ответ на это был документально обоснован в моей немецкой книге, то англо-канадcкий журнал «International History Review» опубликовал (в 1999 г.) отзыв, в котором о моей книге говорилось, что она «является не научным трудом, который не дает ничего для нашего понимания нацистской Германии». Пишущий, а именно англо-американский патриот Норман Года, подтвердил теплые чувства нацистов по отношению к их нордийской братии за каналом [то есть к англичанам] и их стремление к союзу с Лондоном; он признал «вне дискуссий» и факт, что британцы времен королевы Виктории и наци черпали из одного самого мутного источника социального дарвинизма. Он признал также, что «Англия Виктории внесла [только] свою долю в развитие расизма», не забыв напомнить, что «Саркисянц мог бы заметить, что они никогда не собирались строить концлагеря (2) и никогда не обсуждали вариант систематического, массового уничтожения населения Пенджаба [севрерозападной Индии], чтобы освободить место для будущих англо-саксонских колонистов.»

На самом же деле, с английской стороны про Индию говорилось так: «варвары, в невежестве и суеверии, защищены от истребления только там, европейцы не могут постоянно жить в их климате» [Dilke 1894: 539].

А именно к Индии относил высокий сановник юстиции в Британской Индии свою рекомендацию «административного геноцида» [Carthill 1924: 98, 92–93, 89]. Да еще в 1904 г. в так называемой науке «евгенике» рассматривались «смертоносные камеры» [lethal chambers] для ликвидации нежелательных жизней «нежизнеспособных» [Stone 2002: 3, 4, 132].

https://www.apn.ru/publications/article10491.htm

Tags: Великобритания, Германия, государство, история, наука, нацизм, общество, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments