elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

История Гени, которая в пустой деревне хранит память о староверах

На границе Гродненской и Минской областей, в Воложинском районе, есть маленькая лесная деревня, где остался всего один жилой дом, в котором обитает 84-летняя бабушка Геня. Держит кур и «гадуе цыплят ды кацят», косит, справляется с огородом, грустит по умершему недавно сыну и сохраняет, сама того не зная, память о староверах, которые когда-то жили здесь и которых уже нет. Их образы остались лишь в рассказах старой женщины.
Бабушка Геня (Евгения Жуковская) — католичка. Еще несколько месяцев назад в деревне жила еще одна женщина, Антонина — староверка, но из-за проблем со здоровьем ее насовсем забрали родственники в Минск. Так бабушка Геня осталась одна.
— Вось памру, і ніхто больш вам не раскажа пра іх, — хитро щурится бабушка.
Большая хата Гени стоит на самой окраине деревни. Она, вообще-то, когда-то и не была никакой окраиной, но со временем от других домов на улице ничего не осталось — все заросло бурьяном.
Мостище — не типичное для Беларуси поселение. Дома здесь стоят далеко друг от друга. Местечко больше похоже на несколько хуторов, которые находятся хоть и относительно близко друг к другу, но все же каждый имеет свою территорию. Староверы так селились, говорит бабушка, чтобы каждый дом был отдельно и, желательно, чтобы еще и был скрыт от чужих глаз деревьями, лесом или высоким забором.
Сейчас на Мостище медленно, но уверенно наступает лес. Вот уже и старообрядческие церковь и кладбище из-за больших деревьев с дороги сразу и не увидишь. Если бы не второй сын Гени, Казимир, который живет в нескольких километрах от деревни и сегодня пришел навестить мать, то мы бы и не нашли деревянный храм.
— Толькі я трымаюся ўсё, — говорит Геня. Она рассказывает, что когда-то в Мостище жило 600 человек, работала школа, была крама. — Як жылі? Добра. І з рускімі (так староверов называли в деревне, а еще — москалями, кацапами, но без всякого оскорбительного оттенка, и бегунами. — Прим. TUT.BY) сябравалі, нават нашыя некаторыя дзяўчаты замуж за іх ішлі. Па гаспадарцы ў іх працавалі. […] Кружка вісіць на заборы — каб мы, католікі, пілі. У некаторых так было. Ды і дамы ў іх іншыя, чым ў нас. Вялікія, з двумя хадамі і з добрым такім заборам, каб было не відаць, што яны там робяць. Але што рабілі? Жылі, як і мы. Дзяцей гадавалі.
Когда точно появились староверы в Мостище и почему выбрали именно это место для поселения, бабушка не помнит. Говорит, что, кажется, они были здесь всегда. Правда, жили обособленно, на танцы не ходили, много постились, но широко гуляли на своих свадьбах. За невестами и женихами ездили в соседние вески или дальше. Некоторые переселились в лесную деревню, но больше было тех, кто уезжал отсюда. Хоть времена, когда люди за свою веру преследовались, прошли, староверы как будто всегда чего-то боялись, говорит бабушка.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/640801.html
Tags: Беларусь, Минская область, Россия, жизнь, культура, старообрядцы, христианство, человек, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments