elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

История одной семьи


Свадьба в семье Шакун в 1927 году при польской власти в деревне Белокорец в Налибокской пуще
Отец Василия Шакуна Владимир родился в 1914 году еще в Российской империи, мать Анастасия Иодо — в 1919-м, уже в БССР. Оба здесь же — в Налибокской пуще.
Учились они в польской школе: папа окончил три класса, мама — четыре. До сих пор сохранились документы об окончании каждого из классов школы.
— Отец и мать рассказывали, что в школе нужно было говорить только на польском языке. Даже во время перерыва между уроками нельзя было говорить по-белорусски. А если ты произносил хоть слово на белорусском во время урока, то получал указкой. Вот такое отношение было. Буквально кнутом выбивали белорускость и навязывали католицизм и польский язык.
А в ноябре 1936 года Владимира Шакуна призвали в польскую конную армию в Вильно, там он служил до 1938 года. Затем вернулся в родную деревню Белокорец в Налибокской пуще.
Так как он умел читать и писать, знал военное дело, граф Тышкевич взял его к себе на службу объездчиком. Владимир должен был объезжать на лошади лес, охранять его от пожаров и воровства. В основном местные люди воровали древесину или драли лыко с липы, чтобы плести лапти. Лип в Налибокской пуще было мало, поэтому они очень ценились.
За кражу можно было получить штраф и, по словам Владимира Шакуна, он был очень большим, людям было сложно рассчитаться.
Чтобы попасть в лес, местные должны были получить разрешение. В нем указывалось, зачем человек идет в лес: собирать ягоды или грибы, лекарственные травы, заготавливать траву для скота. Разрешение выдавали бесплатно, но оно считалось пропуском. Объездчики и лесники знали, сколько людей будет сегодня в пуще и чем они будут там заниматься.
Чтобы служить объездчиком у графа, отец Василия — Владимир — должен был переехать в кордон в лесу. Но там, по правилам, нельзя было жить одному, и он перевез с собой мать.
— К каждому такому кордону из Воложина была подведена телефонная линия. Кордон — это жилой дом с хозпостройками. Разрешалось иметь скот и вести хозяйство, но за всем этим должны были ухаживать члены семьи, а не хозяин дома. Хозяин дома служил у графа, и его ничто не должно было отвлекать от службы. Граф обеспечивал объездчика и его семью продуктами, а их домашний скот — кормами.
Помимо охраны леса, Владимир Шакун занимался организацией охоты, особенно часто в те времена охотились на дикого кабана и глухаря. За это граф объездчику доплачивал.
В то время за переход границы между Восточной и Западной Беларусью могли отправить в ссылку по уголовной статье. Под нее и попал один из родственников семьи Шакун — Николай Иодо. Он получал в Минске высшее образование, а это была Восточная Беларусь, и часто переходил туда-сюда границу, потому что хотел повидать родных в Западной Беларуси.
В итоге его как контрабандиста арестовали и отправили в Воркуту на 25 лет без права выезда после отбытия этого срока. Оттуда он передавал родным через других людей, которые ехали на родину, письма. И в одном из них был такой текст: «На памяць дарагой радзіме ад сына і брата. Мая вялікая вам падзяка за непамерныя страты, якія далі права відзець сьвет у вясковай цемры. Выношу вялікі надрыў і сум, што маё сьвятло ўсё ж не кранаецца вашай цемры. Але надзеюсь, што гісторыя гэтага даб’ецца. Мікола Іода. 25.06.1929 года».
25 лет Николай Иодо проработал на шахтах. Так как у него было хорошее образование, дослужился до главного бухгалтера одного из рудников. Выехать оттуда на родину он смог только в 80-е годы. Вернулся, прожил здесь около трех лет и умер.
После объединения в Западную Беларусь пришли колхозы и советская жизнь
1 сентября 1939 года нацисты напали на Польшу, и Владимира Шакуна из Налибокской пущи призвали на фронт. Место сбора было в Лиде, это около 100 километров от его дома.
— Они ехали в поезде к линии фронта и в районе Кобрина попали под обстрел нацистской авиации, а через несколько часов мой отец с другими солдатами оказались в плену у Красной Армии. Через несколько дней они уже были в монастыре на острове на озере Селигер в районе города Осташков Тверской губернии. Там моего отца, Владимира Шакуна, пытали как солдата польской армии. Сбежать из плена было невозможно. И что отцу врезалось в память, так это то, как над ними издевались солдаты советской армии, когда везли на лодках еду. Они клали хлеб в авоськи и привязывали снаружи к лодке. Пока доезжали до пленных, весь этот хлеб становился мягким, часть растворялась в озере, и людям почти ничего не оставалось. Более шести тысяч солдат тогда расстреляли, но моему отцу повезло — у него было звание на уровне нынешнего сержанта, и его отпустили.
Владимир Шакун пошел домой в Налибокскую пущу, но добрался до нее только в январе 1940 года. К этому времени Восточную Беларусь объединили с Западной, и там, где раньше был его дом и польская власть, уже установилась власть советская.
Еще в декабре 1939 года на территории Воложинского района организовали местный лесхоз. Лесную охрану, которая работала при графе Тышкевиче, за ночь отсюда «куда-то вывезли». Владимир Шакун в то время был в пути, а когда вернулся, его все-таки приняли работать в местный лесхоз.
— Мне кажется, отец не мог все, что происходило в то время, как-то разложить в голове по полочкам. Одна власть, вторая, третья — это все сформировало недоверие и к советской власти. Над людьми в Западной Беларуси после объединения часто издевались — называли их кулаками, польской пшекровью, самых зажиточных отправили или на Дальний Восток, или за Полярный круг.
В 1941 году нацисты напали на Советский Союз, и на территории деревни Белокорец в Налибокской пуще установилась оккупационная власть. В Налибокской пуще в 1942 году уже появились отряды партизан. Владимир Шакун им помогал, и это не раз его спасало. В воротнике пиджака у него была зашита записка от командира партизанского отряда о том, что он связной отряда имени Сталина. Поэтому из его дома брать что-либо солдатам и партизанам запрещалось, особенно лошадь, которая была нужна для разведывательных целей.
В 1942 году Владимир Шакун женился на Анастасии Иодо. А в 1943 году фашистская оккупационная власть выдала им местные удостоверения.

Читать полностью: https://news.tut.by/society/649878.html
Tags: Беларусь, Польша, СССР, контрабанда, партизаны, плен, семья, старые фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments