elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Как брестские евреи строили "венскую" синагогу и устраивали сионистские дебоши

— Еврейская община в Бресте — древнейшая в Беларуси. Она была самая большая, самая главная. От нее уже отделялись другие. Население еврейское в Бресте жило очень давно. Еще в 1388 году князь Витовт даровал Брестской еврейской общине привилей, который обеспечивал им свободу вероисповедания и давал большие права в торговле. В новейшем времени была строгая иерархия среди населения. Крестьяне жили в деревнях, в городе — ремесленники и мещане. И вот эту нишу в ВКЛ и потом при Польше занимали евреи. Они составляли внушительную часть населения старого Бреста. Когда Брест по третьему разделу Речи Посполитой отошел к Российской империи, евреям запретили иметь наделы в сельской местности — и они все переселились в города. Чтобы еще больше ограничить их права, по западной части империи была проведена черта оседлости, за которой было запрещено селиться евреям. Так и получилось, что евреи составляли большинство населения городов нынешней Западной Беларуси.

Напротив особняка Раппопорта, по другую сторону площади, стоял дом Лазаря Калинского:
— Раньше Тересполь был огуречной и капустной столицей Польши. Там производились замечательные соленые огурцы и квашеная капуста. Настолько вкусные, что их экспортировали. Даже в США. Продукция выращивалась, сдавалась на фабрики и консервировалась по уникальной методике. Занимались этим бизнесом брестские евреи. В их числе братья Калинские. На этом они заработали хорошие деньги. Этот дом построил Лазарь, а второе здание, неподалеку, — его брат Иосиф. С ними связана одна забавная история. Огурцы Калинских консервировались в жестяных банках и кораблем переправлялись в США. Однажды команда корабля выпивала во время рейса и им не хватило закуски. Моряки открыли одну банку, а там вместо огурцов — спирт. Было это в то время, когда в Америке действовал сухой закон, а контрабандой заправляла мафия. По этому поводу был большой скандал, но вину братьев Калинских в контрабанде доказать не смогли.
Когда в 1939 году в Брест пришли Советы, Лазарь, как крупный капиталист, решил с родными бежать к родственникам в Украину, в Ковель. Там их застала война. Калинские попали в гетто и все погибли. Спаслась лишь дочь.
— Дочке очень хотелось учиться. Она уехала в Россию, отучилась на учительницу, там пережила войну. Так спаслась. После войны она как гражданка Польши вернулась на родину. Попала как раз на тот период, когда польским евреям разрешили уехать в Израиль, — и успела в эту форточку проскочить. Там сейчас живут ее потомки. Они как-то приезжали в Брест, ходили по улочкам, смотрели на дом, где жили их предки, — рассказывает Ефим. — Внучка Лазаря мне говорила, что они бегали покупать турецкий хлеб. Я думал, в тот дом на углу, там была пекарня Рашкиса. Но в наших архивах я позже нашел заявление на размещение рекламы от пекаря-турка — и оказалось, что его пекарня находилась на нынешней улице Гоголя. Брест всегда был многонациональным городом. До революции в Бресте были как минимум две турецкие пекарни. Их в то время называли константинопольскими.

И мы идем дальше по старому Бриску. На другой стороне перекрестка в двухэтажном доме на углу в межвоенное время располагался еврейский центр по эмиграции:
— В то время из Бреста шла очень большая волна эмиграции, и все оформляли документы в этом здании. Разъезжались по всему свету. Уезжали туда, где принимали. Америка после Первой мировой принимала всех, кто ехал воссоединиться с родственниками. Потом правила ужесточились, и уже с очень большим трудом туда эмигрировали. Больше людей принимали латиноамериканские страны. Сразу после войны на Полесье было много еврейских детей-сирот. Был такой меценат Исаак Охберг, который вывез 167 таких детей в ЮАР. Там они выросли, — рассказал Ефим.

Евреи уезжали из разрушенного во время Первой мировой Бреста как легально, так и нелегально:
— Когда в Палестине действовал английский мандат, британские власти ограничивали эмиграцию евреев на подмандатную территорию. Местные сионистские организации нашли способ обойти эти ограничения. К примеру, в Брест приезжала команда евреев-спортсменов из Палестины, и тут их в срочном порядке женили на местных еврейках. И девушки получали право переехать в Палестину. Потом эти же спортсмены уезжали в Вильнюс, где повторяли ту же операцию.
— Есть легенда, что изначально синагога должна была быть другой. Но когда еврейская община показала план императору Николаю I, он написал, что здание некрасивое, и велел построить синагогу по венскому проекту. Тогда община за свой счет послала архитектора в Вену — и он снял чертежи. В итоге здесь построили замечательное здание. Подлинность этой истории, конечно, вызывает сомнения: я сколько ни искал в архивах, подтверждений не нашел. Даже пытался найти похожую синагогу в Вене. Но оказалось, что все синагоги, кроме одной, фашисты в Вене уничтожили. А та, что осталась, была встроена между домами.
Синагогу построили на этом месте в 1862 году по проекту венского архитектора Йозефа Корнхойзеля. Ее дважды восстанавливали: после пожара в 1895 году и Первой мировой войны. Советская власть устроила в синагоге кинотеатр. Во второй половине XX века здание существенно перестроили. От старой синагоги остались фундамент и часть стен. Сейчас это кинотеатр «Беларусь».
До Второй мировой войны в Бресте действовало более 40 синагог. Кроме того, существовали еврейские движения и партии разных толков.
— В Брест-Литовске было огромное количество партий и еврейских движений, — рассказал Ефим. — У каждой были свои позиции и мнения по любому поводу. Иногда разногласия заканчивались потасовками. Я находил в архивах полицейские донесения времен польского Бреста. В одних сообщается о том, что когда Бен-Гурион (важный деятель сионизма, первый премьер-министр Израиля. — Прим. TUT.BY) приехал в Брест на встречу со своими последователями, туда пришли сторонники течения Жаботинского (лидер правого сионизма, идеологический антипод Бен-Гуриона. — Прим. TUT.BY). Произошла драка. Польской полиции пришлось вмешаться и разнять их. Потом приехал в Брест Жаботинский, чтобы поговорить со своими последователями. Последователи Бен-Гуриона пришли к зданию, где те собрались, бросали камни в окна и выкрикивали оскорбительные лозунги. Все это было.
Сразу за синагогой, на месте парковки, располагался «еврейский двор». Там стоял деревянный дом семьи Соловейчиков — потомственных раввинов Брест-Литовска. Здесь они обосновались еще в 1875 году, когда местная община пригласила Йосефа Дов-Бер Соловейчика занять должность раввина города. Он предложение принял. Когда Йосефа не стало, пост занял его сын Хаим Соловейчик, который прославился на весь мир как создатель новаторского метода изучения Талмуда, названного «брестским». После Хаима главным раввином Брест-Литовска стал его сын Ицхок Зеэв. Его семья застала в Бресте Вторую мировую войну. Когда немцы захватили Польшу, его жена и четверо детей получили разрешения на выезд в Палестину. По пути в эмиграцию их поймали нацисты и расстреляли. Ицхок с пятью сыновьями и двумя дочерьми бежал в Вильнюс, откуда добрался до Израиля.
— Здесь же, на еврейском дворе, располагалась гостиница. А вон там, — указывает Ефим на бледно-голубой двухэтажный дом, — стоит здание бывшей школы, в которую ходил будущий лауреат Нобелевской премии мира и седьмой премьер-министр Израиля Менахем Бегин. Это была школа для религиозных сионистов. Он ее закончил, а затем поступил в польскую гимназию на нынешней улице Мицкевича. Почему в польскую? Потому, что действовавшая в городе еврейская гимназия не давала права поступления в университет. А после той гимназии он закончил Варшавский университет. Семья у него была небогатая, отец был секретарем брестской еврейской общины. Денег у них никогда особо не было, но своих детей они смогли выучить.
После нападения Германии на Польшу Менахем Бегин бежал из Варшавы в Вильнюс, где его арестовали советские власти — как агента британского империализма — и приговорили к 8 годам лагерей.
— Это его спасло. Его родители погибли в Брестском гетто. Когда немцы вошли в Брест в 1941 году, они расстреляли около 5 тысяч евреев-мужчин, которые потенциально могли оказать сопротивление. Отец Бегина был среди них. В нашем областном архиве есть анкета матери Менахема Бегина, которую на нее составили немцы. Она умерла в гетто.Менахем Бегин освободился в 1941 году, вступил в армию Андерса. Затем оказался в Палестине, где осел и посвятил себя борьбе за создание еврейского государства.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/650719.html
Tags: Брест, Германия, Израиль, Польша, Россия, СССР, жизнь, история, контрабанда, смерть, судьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment