elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Под сенью нового орла (2)

Другой проект связан с поддержкой массовой миграции из Второй Речи Посполитой. Она начинается во времена экономического кризиса 1929−1933 годов и продолжается вплоть до начала Второй мировой войны. В 1930 году по инициативе правительства создается «Синдикат эмиграции» (Syndykat Emigracyjny), задачей которого становится помощь и контроль за эмиграционными потоками из Польши. 60% акций коммерческой структуры принадлежит Skarb Panstwa, остальные — лицензируемым ею пароходствам, которые перевозят мигрантов за границу. Кто отказывался покупать акции синдиката, автоматически лишается права на перевозку.Деньги, которые зарабатывает Syndykat Emigracyjny, идут на устройство поселений в Аргентине, Бразилии, Канаде и Палестине. Синдикат помогает эмигрантам до и во время поездки — информацией, в получении документов и распродаже имущества на покидаемой родине, при покупке билетов на корабли и поезда и при получении займов. Syndykat Emigracyjny имеет свыше 30 филиалов. В 1936 году четыре из них действуют в западнобелорусских воеводствах — в Бресте, Пинске, Гродно и Барановичах.
В конце 1920-х и в течение 1930-х годов из Западной Беларуси, по разным оценкам, уедет от 180 тыс. до 200 тыс. человек. Одно из направлений — это заводы, шахты и другие промышленные объекты Франции и Чехословакии. Те, кто хочет продолжить работать на земле, выбирают США, Канаду и страны Латинской Америки.

Польские лесники
Важный вклад в ВВП межвоенной Польши вносит Главное управление государственных лесов (Dyrekcja Naczelna Lasow Panstwowych).

Из Варшавы она управляет свыше 3 млн гектаров, среди которых 2,5 млн гектаров — лесные угодия. Региональные дирекции, в введении которых находятся леса в Западной Беларуси, расположены в Вильно и Беловежье.


Лесники из дирекции в Беловежской Пуще проходят курс борьбы против лесных вредителей. Фото: encyklopedia. puszcza-bialowieska.eu
Dyrekcja Naczelna Lasow Panstwowych исправно генерирует валютные потоки — на экспорт идут сырой лес и живица, а также произведенные на собственных многочисленных лесопилках и фанерных заводах в Белостоке и Быдгоще пиломатериалы и фанера. Ей подчинены 2 крупнейших в стране терпентиновых (скипидарных) завода, которые находятся в Беловежской Пуще. Оператором по поставкам на мировой рынок является подчиненное ведомству «Польское лесное агентство «Пагед» (Polska agencja drzewna «Paged») — ее офисы расположены в Париже, Амстердаме, Копенгагене, Бремене, Алжире, Буэнос-Айресе и Йоханнесбурге.

Dyrekcja Naczelna Lasow Panstwowych — это «царство в царстве» в межвоенной Польше. У нее есть даже собственные пивоваренный и ликерный заводы.

Лесники и их семьи наряду с осадниками станут первыми жертвами репрессий со стороны советских властей. В феврале 1940 года в результате спланированной органами НКВД акции практически все они будут депортированы в Сибирь и Казахстан.

Монопольное право
Молодая и обнищавшая экономика Польши, в 1919—1921 годах взявшая в долг и истратившая огромные ресурсы, чтобы совершить «Чудо на Висле» и разгромить закаленные в гражданской войне корпуса Тухачевского и Егорова, остро нуждается в деньгах. Чтобы найти их, ничего лучшего не придумывается, как ввести монополию в самых доходных отраслях. Важнейшие с точки зрения казны — табачная, спичечная и спиртовая монополии. Владельцев фабрик и заводов в этих отраслях ставят перед фактом перехода их собственности в руки государства.

Монополии различаются по форме реализации.

Полная, при которой государство от и до контролирует процесс появления продукта у потребителя, действует в табачной отрасли.

«Польская табачная монополия» (Polski Monopol Tytoniowy) вводится в 1922 году, а одной из первых фабрик, которую делают частью ее производственной программы, становится табачная фабрика Иоселя Шерешевского в Гродно. Еще в царские времена главным рынком сбыта для ее продукции являются польские губернии — этот бэкграунд становится роковым для бизнес-династии Шерешевских, ведущих свое дело с 1862 года.

Иосель Шерешевский получает в качестве уплаты за свое детище 2,7 млн злотых, а часть уволенных новой администрацией с его фабрики рабочих — компенсацию в размере окладов за 6 месяцев. Престарелый бизнесмен не успеет воспользоваться своим статусом рантье и более чем заслуженным отдыхом — через год он скончается в возрасте 86 лет. Его тело доставят в Гродно и похоронят при большом скоплении народа.

В середине 1930-х годов Polski Monopol Tytoniowy объединяет около 20 фабрик, хабы сырья (в Софии и Салониках) и около 35 складов готовой продукции, в том числе в главных городах на Kresach Wschodnich. Контроль над табаком генерирует перед Второй мировой войной около 14% налоговых поступлений в польскую казну.

В 1925 году в Польше появляется еще одна монополия — «Государственная спичечная монополия» (Panstwowy Monopol Zapalczany). Ее особенность в том, что свое особое право государство реализует не само, а на определенных условиях передает американско-шведскому частному консорциуму. Для бизнесменов суть не меняется: в том числе пинская фабрика «Прогресс-Вулкан», которой с царских времен владеет семья Гальпериных, и гродненское предприятие «Марголис и Иоселевич» получают новых хозяев.

В 1925 году возрождается «Государственная спиртовая монополия» (Panstwowy Monopol Spirytusowy). Она вбирает в себя черты табачной и спичечной монополий.

С одной стороны, Panstwowy Monopol Spirytusowy имеет собственные водочные и ректификационные заводы — выкупленные у частников или построенные с нуля. В разные периоды их состав меняется, но всегда есть государственный водочный завод на Kresach Wschodnich в Бресте-над-Бугом — прародитель одного из лидеров современной белорусской ликеро-водочной промышленности.


В 1936 году Panstwowy Monopol Spirytusowy кроме предприятия в Бресте также владеет водочными и водочноспиртовыми заводами в Кракове, Львове, Лодзи, Познани, Старогарде-Гданьском, Торуне, Варшаве и Вильно.

У монополии есть собственные магазины по продаже спиртного. Panstwowy Monopol Spirytusowy устанавливает годовые квоты на производство спирта и цену на него (более высокая действует для владельцев сельскохозяйственных винокурень), лимиты для конкретных производителей водки и прочего горячительного.

С другой стороны, существуют частные производители спирта и ликеро-водочных изделий, а также магазины по продаже спиртного. Для своей деятельности они должны приобретать концессию у Panstwowy Monopol Spirytusowy.

В Западной Беларуси нет частных водочных заводов, но довольно много крупных производителей спирта. В середине 1930-х годов наиболее известны заводы братьев Стругач в Ошмянах, предприятия князя Михаила Святополк-Мирского в Мире, Яна Стравинского в Поречье, графа Владислава Пусловского в Песках, Йозефа Бичевского в Лынтупах и И. Любанской в Воронче.

В 1939 году все они как производители стратегического сырья будут национализированы новыми властями в рамках другой, более жестской монополии — монополии на заводы и фабрики. Многие из них продолжают работать и сегодня — тоже в рамках государственной монополии. Предприятия в Мире и Воронче подчиняются Гродненскому ликеро-водочному заводу, завод в Поречье входит в структуру дятловского холдинга «Алгонь», а завод в Лынтупах принадлежит витебскому предприятию «Придвинье».

Читать полностью: https://news.tut.by/economics/651625.html
Tags: Беларусь, Польша, государство, история, общество, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment