elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

"Все знают, что в будущей войне будут истребляться не армии, а народы."

https://georgy-fedotov.livejournal.com/2561.html
Их положение среди эмигрантов из большевистской России - подыгрывавших большевикам евразийцев, ничему не научившихся оголтелых монархистов, винивших в российской катастрофе прежде всего Европу, - было, быть может, особенно сложным. А в их любимой Европе наступал на демократию фашизм. В передовой статье первого номера «Нового Града» (1931) Федотов писал: «Уже репетируются грандиозные спектакли уничтожения городов газовыми и воздушными атаками. Народы вооружаются под убаюкивающие речи о мире дипломатов и филантропов. Все знают, что в будущей войне будут истребляться не армии, а народы. Женщины и дети теряют свою привилегию на жизнь. Разрушение материальных очагов и памятников культуры будет первою целью войны. <...> Путешествие по мирной Европе стало труднее, чем в средние века. "Европейский концерт", "республика ученых" и "corpus christianum" кажутся разрушенными до основания. <...> В Европе насилие, - в России кровавый террор. В Европе покушения на свободу, - в России каторжная тюрьма для всех. <...> Против фашизма и коммунизма мы защищаем вечную правду личности и ее свободы - прежде всего свободы духа».
В 1931 году он еще разделяет фашизм и коммунизм. Для него это совершенно разные структуры. Примерно ту же позицию в то время занимает и Степун, который пишет, что большевизм – это идея всемирности, которая всех подкупает, а фашизм – это национализм: «В большевизме есть всемирность и потому острый соблазн для народов всех материков. Ничего подобного в национал-социализме нет. Кого кроме немцев может увлечь идея превосходства германской расы над остальными». Но вскоре становится понятным, особенно после прихода Гитлера к власти, что фашизм тоже может претендовать на всемирность. И Федотов задается вопросом: а что есть, строго говоря, фашизм?
Прежде всего, он отмечает, что фашизм утверждается в большинстве европейских стран того периода. Это Италия, это Германия, это Испания, Болгария, Португалия, Румыния…Но это, по Федотову, и ленинско-сталинская Россия. «Имя "фашизм", - пишет он, -создано в Италии и не принимается германскими наци, а тем более коммунистами.Но если согласиться употреблять его в широком смысле, обнимающим хотя бы Италию и Германию вместе, то всякое определение фашизма, которое могло бы быть органически выведено из анализа нового строя этих двух стран, неизбежно покроет все тоталитарные режимы нашего времени. Возьмем политический строй, столь характерный для фашизма и небывалый в истории: соединение единоличной диктатуры вождя, единой правящей партии и пассивно-революционного возбуждения масс, непрерывно поддерживаемого аппаратом партии. Эта система создана, конечно, Лениным и воспринята всеми его соперниками-учениками».

Таким образом, принципиальной разницы между фашизмом и коммунизмом для Федотова нет, причем в России первый фашист – это Ленин, а Сталин – его порождение. «За Сталиным и Зиновьевым, за всем разнообразием личных характеристик большевистских вождей, - пишет Федотов, -маячит зловещая фигура Ленина, который воспитал это поколение, который своим принципиальным, циническим аморализмом, своим отрицанием личной чести, правдивости и достоинства убил в зародыше возможность большевистского благородства. Растил палачей, но не героев. И по образу этих растленных, на все готовых слуг творил новую Россию – рабыню Сталина».
Итак, что есть фашизм? Это правление одной партии. Это фюрер, который один всем руководит. Это воля к власти. Это идея как устроитель государства - то, что потом назвали «идеократией». И это отказ от разума, от самой идеи разума, от рационализма, который, как замечает Федотов, может ошибаться, но иррационализм – это ошибка всегда. В свою очередь, отказ от разума – это, по Федотову, и отказ от христианства, так как «христианство основано на разуме».Если же говорить о фашистском человеческом типе, то и в данном отношении разные формы фашизма абсолютно идентичны. Вскройте череп представителя фаланги, националиста, большевика, пишет Федотов, и там будет все то же самое – спорт, техника и тот или иной фюрер.
А каково отношение Федотова к антисемитизму? Многие говорят, что в его известной работе «Новое на старые темы», где он рассуждает о еврействе, есть даже элементы антисемитизма. Зная его биографию, я не думаю, что это так. Алексей Алексеевич упомянул о том, что он уехал во время войны в Америку. Но кто его туда вызвал? Его вызвал туда Еврейский рабочий комитет. Была проблема уехать в Америку без виз, и вот Еврейскому рабочему комитету дали разрешение назвать пять-шесть имен людей, которых они приглашают к себе. Среди них был и Федотов. Добирался он до Америки, действительно, с большим трудом. В какой-то момент он попал в Испании в какие-то лагеря, и там чуть было не оказался на каторжных работах. И вытащил его оттуда опять-таки Еврейский рабочий комитет, приславший за ним и другими специальный пароход.
Чем же было для русского европейца Федотова еврейство? Вот его слова: «Подобно римскому католицизму, подобно (увы, столь хилому)культурному единству "республики ученых", еврейство было одной из немногих сил, которыми держалось единство европейской культуры. Когда какая-либо нация хочет насильственно оборвать все связи, которые соединяют ее с человечеством, она прежде всего находит евреев и мстит им».
Для Федотова любой выход за пределы нации к всеевропейским смыслам в истории Европы был связан либо с еврейством. либо с католицизмом. Католицизм не вызывал у русских эмигрантов неприятия, как у некоторых русских мыслителей XIXвека. Уже прошли они школу Вл. Соловьева и Вяч. Иванова, принявших католицизм. Не забудем и о реалиях времени: подобно тому, как большевики уничтожали православных священников, Гитлер уничтожал священников католических (несмотря на конкордат с папой). Уничтожал почти с тем же рвением, что и евреев. Скажем, в лагере Дахау, который я посетил лет восемь назад, можно прочитать, что там лишились жизни почти четыре тысячи католических священников.
Отторжение фашизма, во всех своих разновидностях попиравшего христианские ценности, вело православного русского мыслителя Федотова - и не только его, но и Франка, и Степуна - к идее надконфессионального христианства. Ход мысли был простой: у нас один, собственно, учитель, одно существо, которому мы поклоняемся - это Христос. А Христос вне конфессий. Когда-то я спросил у отца Александра Меня, как же он, православный священник, мог посетить Римского Папу. Он улыбнулся и ответил: «До Бога наши перегородки не достают». А задолго до отца Александра это же говорил Александр Сергеевич Пушкин: «Почему Чаадаев склоняет нас к католицизму, Хомяков к православию, когда есть Христос, который над всеми».Вот оттуда идет надконфессиональность отечественной мысли.
Наблюдая почти всеобщую фашизацию Европы, русские мыслители не могли обойти вниманием и то, что в Советском Союзе она осуществляется от имени марксизма, т.е. учения последовательно интернационалистского. И они говорят о том, что в СССР произошла национализация марксизма, от которого, строго говоря, Советская Россия ушла, перебравшись на националистическую почву. Больше всего эта тема интересовала Степуна, но не обошел ее стороной и Федотов. Он писал, что большевики не могли выкинуть Маркса, но объявили Россию страной, которая проложила путь всему человечеству, т.е. истолковали марксизм националистически, превратив его, по сути, в национал-социализм. Гитлер же, в отличие от советских правителей, вообще забыл о социализме, оставив (и доведя до предела) один лишь национализм.
А альтернативу всему этому, о чем мои друзья и коллеги уже говорили, Георгий Петрович видел только в христианстве. Другой альтернативы он не видел, да и видеть не мог.
Tags: Европа, Россия, СССР, история, культура, нацизм, общество, политика, революция, фашизм, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments