elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Генерал всех карьеров

В начале сентября на пенсию вышел человек, после ухода которого многие в этой стране вздохнут, а многие — выдохнут.
Неудобный многим. И для многих — единственный, кому было дело до их пострадавших детей.
Или даже вовсе не их, а казенных, ничейных, государственных.
Генерал-майор Следственного комитета. Старший помощник Александра Бастрыкина.
Человек, 10 лет занимавшийся в СК детьми. «Девочкой из собачьей будки», «магаданским мальчиком» и еще сотнями других.
Тот, кто еще год назад возбуждал дело по факту проживания пятилетней девочки в элитном роддоме, куда ее заточили собственные родители. И расследовал тьму трагедий, за горький свет в конце которых отчитывались потом другие люди.
Человек, бывший плоть от плоти системы — и сам не бывший ею. Бур репрессивной машины, вечно причинявший добро.
---
Одного забили мухобойкой в Сибири. Другого утопили в ванной. Третьего макали в унитаз. Четвертую насиловал отец, поместили в детдом, из детдома забрал дед — и начал насиловать уже сам. Девочка из собачьей будки. Замерзающая старуха с внуком на Крайнем Севере. Ребенок, забытый санитарами на подогреваемом матрасе и обгоревший до костей. Сирота, которую преступник выкрал из окошка палаты детского дома, поиздевался в поле, а когда ее подобрали сотрудники учреждения, несколько лет скрывали случившееся... «Хотите, я вам фотографии покажу? Я вникал всегда предметно. Я не теоретик, я практик».
Совещания Игорь Комиссаров проводил на кладбищах: «Свежая детская могилка, три чиновные дамы на шпильках, комары, грязь, как вот тут, в карьере, глаза их пустые: „Мы не при делах“...»
— В одном городе (не скажу, каком, там в итоге человек исправился), где парень пошел зубы лечить и анестезиолог налажал так, что ребенок стал овощем (а тот просто трудоустроился на Север), я всю ночь проговорил с губернатором. Показал ему две фотографии: до и после. И наутро он мне сказал: «Я понял, Игорь Федорыч, это ж мой внук мог быть...» Пока человек сам не испытает страдания, ничего не поменяется.
10 лет Игорь Федорович Комиссаров ездил по стране и причинял страдания. Полицейским, городским, опекунским, министерским начальникам, многодетным, приемным, благотворительным, чиновным... Своими разговорами, распечатанными крупно фотографиями, совещаниями на кладбищах, цитатами из Библии, «Педагогической поэмы» и «Идиота».
— С чего это началось?
— Это началось с Жени Табакова. Женя Табаков меня спас.
К ним в квартиру в подмосковной военной части проник грабитель, Жене было 8 лет, он защитил маленькую сестру, а сам был зверски убит: 22 ножевых удара. А меня как раз в первый раз (их таких потом много было) Быстрыкин собирался уволить после 2 месяцев работы в СК. (От меня тогда требовали пустить под нож книжку фотохроники с войны 2008 года, где я был с начальником, я пошел в храм, постоял перед иконами, вспомнил убитых солдат и отказался выполнять приказ. Раз они смогли, и я смогу). Я уже пакую вещички, и вдруг Бастрыкин собирается к маме Жени и зовет меня с собой (потом мы каждую неделю с ним навещали разных детей). Сидим у них дома с Жениной мамой, с его сестрой, и я чувствую, что шеф раздражен, не понимает причину моих поступков. «Если ты такой правильный, — говорит, — все про бога мне тут рассказываешь, то скажи, Игорь Федорыч, зачем тогда Женя умер?» И я сказал: «Чтобы вы лучше стали, Александр Иваныч. И я лучше стал, и она, — на маму киваю. — Он за всех нас погиб». Выходим от Табаковых, шеф говорит: «Не могу, пошли водки выпьем». Выпили. И тогда он говорит: «Отдаю тебе самое дорогое. Оставайся и занимайся детьми». Так Женя меня спас. Женя не зря умер...
https://aif.ru/society/people/general_vseh_karerov_ushel_sledovatel_po_delu_zhivushchey_v_roddome_devochki
Tags: дети, жизнь, насилие, общество, планета Земля, смерть, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment