elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

Балтийская игра престолов: как шут Витовта оказался рыцарем и шпионом

https://warhead.su/2019/04/25/baltiyskaya-igra-prestolov-kak-shut-okazalsya-rytsarem-i-shpionom?utm_campaign=front&utm_content=today&utm_medium=link&utm_source=warhead&utm_term=desktop
К тому времени при дворе великих магистров в Мариенбурге не первый десяток лет существовала школа шутов. В соответствии с тогдашней европейской модой они забавляли руководство ордена, а также вызывали живой интерес при дворах соседних правителей Восточной Европы. У них такие изыски прогрессивного искусства ещё были в диковинку, посему в знак расположения магистры периодически направляли шутов развлечь какого-нибудь правителя.
По сообщениям польского историка XIX века Антония Прохаски, не вылезавшего из архива ордена в Кёнигсберге, суровые князья славян и литовцев были не слишком в курсе некоторых незадокументированных функций шутов Тевтонского ордена. А именно — ведения ими разведывательной деятельности в интересах великих магистров. «Арендованные» шуты тщательно собирали как слухи о намерениях правителей и придворных интригах, так и данные сугубо военно-стратегического характера о количестве и состоянии войск и дорог, военных приготовлениях и планах. Все собранные сведения с немецкой пунктуальностью докладывались в Мариенбург.
Заодно при случае шуты могли удачной шуткой или ироничным намёком поколебать мнения правителей и придворных, разжечь конфликты и амбиции и учинить иные интриги разной степени коварства и подковёрности.
Лучшим из агентов этого протоабвера был шут по имени Генне. Он сочетал запредельное нахальство с острым умом, находчивостью и наблюдательностью. Посему фон Русдорф направлял его выполнять самые важные для ордена поручения — особенно при дворе князя Витовта.
Фон Русдорф впервые прислал Витовту Генне в весьма интересных обстоятельствах. Годом ранее, в 1425 году, умер великий князь Московский Василий I. Регентом при малолетнем наследнике московского престола Василии Васильевиче стала Софья Витовтовна — единственный выживший ребёнок великого князя литовского.Ситуация для вдовствующей княгини была крайне невесёлой. Дмитрий Донской, отец её покойного супруга, завещал в случае смерти Василия I московский трон своему другому сыну, князю Юрию Звенигородскому, который и предъявил претензии в обход юного «полулитвина». Аристократия Москвы и иных княжеств северо-западной Руси разделилась на два лагеря, увлечённо интриговала, точила мечи и другие полезные в играх престолов острые предметы.
Ещё Василий I, умирая, просил Витовта не оставить без покровительства юного Василия и его мать. Естественно, Софья обратилась за поддержкой к отцу — находившемуся на пике могущества великому князю литовскому.

Ну а Витовт, который всю жизнь провёл в жесточайшей борьбе за власть и расширение пределов литовских, никак не мог не воспользоваться династическим кризисом для увеличения своих владений.

Раз Москве сильно не до того, и на помощь северо-западным республикам она не придёт — почему бы не включить в границы Великого княжества Литовского Псков и Новгород?

Ну а с внуком он потом как-нибудь разберётся, по-родственному. Ведь перед Литвой возник уникальный исторический шанс включить в свою орбиту все русские земли без исключения. То, чего так и не достиг Ольгерд, не раз стоявший под московскими стенами, мог добиться Витовт. И тогда королевская корона сама опустится на его седую голову.
--
На следующий год, собираясь объехать восточные владения Литвы, Витовт сам попросил фон Русдорфа прислать ему шута Генне. Естественно, великий магистр никак не мог отказать соседу в такой любезности.

Генне прибыл в Трокский замок в дорогих одеждах, как подобает рыцарю, и вёл себя соответствующим образом. Недоумевающий Витовт полюбопытствовал, какого, собственно, острого корнеплода представитель творческой интеллигенции ведёт себя настолько вызывающе? Генне, ничтоже сумняшеся, напомнил, что в прошлом году под Псковом его великокняжеская светлость сами изволили даровать ему рыцарское достоинство. Значит, надо соответствовать! А шутовской костюм за ненадобностью он оставил в Мариенбурге.

Изумившись запредельной наглости, Витовт приказал своим мастерам пошить Генне новый костюм.
Ну а в знак милости и уважения к эдакому отважному нахальству, которым и сам великий князь литовский отличался с младых ногтей, разрешил шуту каждый день до обеда одеваться и вести себя как полноправному рыцарю — возвращаясь затем к прямым профессиональным обязанностям. Обо всём этом Витовт с явным удовольствием написал фон Русдорфу. Тот, несомненно, порадовался: его лучший агент всё больше входил в доверие к великому князю литовскому.

Год 1427 от Рождества Христова Витовт посвятил не войне, а дипломатии. Всё началось с того, что к Витовту в Тракайский замок приехала его дочь Софья, регент Великого княжества Московского. Она вместе с двенадцатилетним сыном и всей подвластной землёй «отдалась под опеку, распоряжение и защиту» отца.

Эти вести немедленно распространились по землям северо-восточной Руси. Раз Москва в лице законного князя преклонила колено перед Литвой — значит и нам сто́ит, решили князья Тверской, Рязанский и правители малых верховских княжеств. Другие правители Восточной Европы тоже «считали тенденции» и поспешили заверить Витовта в своём расположении богатыми дарами и прочими формами почтения. Для принятия вассалитета одних, подарков других и демонстрации своего могущества великий князь Литовский и направился с многочисленной свитой в путешествие по восточным землям.
Пятнадцатого августа Генне отправил из Смоленска великому магистру в Мариенбург депешу с отчётом, которая сохранилась в архиве ордена. В ней он подробно докладывает о гостях Витовта, их действиях и дарах великому князю. Помимо союзных договоров или присяг правителей Рязани, Твери и верховских княжеств шут-разведчик скрупулёзно сообщал о тысячах коней, которые гости привели с собой: многочисленная конница не первый век была главной ударной силой Литвы, а табуны при владениях великих князей литовских — важным стратегическим ресурсом.

Подписал письмо шут-агент так: «Генне, до полудня рыцарь, после полудня шут, ваш дворянин». Его он запечатал сразу двумя печатями: красной рыцарской и чёрной, подобающей шуту‑простолюдину

Из Смоленска Витовт подумывал заехать в Москву — но отказался от этого намерения. Его дочь и внука и без того попрекали «литовскостью», и торжественное появление в московских стенах могло сильно качнуть весы в пользу политических врагов Василия и Софьи. Впрочем, в письме к всё тому же фон Русдорфу Витовт сослался просто на «нехватку времени». Из Смоленска он отправился по Днепру в Киев, а оттуда в Луцк и обратно в Литву.
Tags: ВКЛ, Литва, Россия, история, политика, шпионские игры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments