elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Как уходили Наши на Войну. И чем Мы им ответили (ч.1)

http://www.soldat.ru/news/1210.html

23 февраля 2020 г.
15 пунктов безпамятства. И 4 вопроса Министру в Праздник. Статья жёсткая, неудобная. Правда всегда глаза колет.

1. В каждом военкомате перед войной имелась картотека военнообязанных запаса рядового и сержантского состава (далее в/об запаса), на комполитсостав — отдельные картотеки. Также имелся спецучёт — для тех, кто назначен в войска НКВД и ВМФ. На каждого учтённого - карточка с подробными сведениями:

2. При мобилизации в/об запаса вызывались или персональными повестками:

или путём оповещения публичными приказами о мобилизации:

3. После прибытия человека в РВК по мобилизации в учётной карточке в/об запаса делалась отметка о дате мобилизации и направлении его в соответствующую команду (с номером) или в/ч (с номером) на основании предвоенной приписки к ним от апреля-мая 1941 г. - см. выше оборот первой учётной карточки.
4. На команду мобилизованных составлялся "Именной список":

Оформлялось командировочное предписание старшему команды, аттестат на команду, санитарный акт и сопроводительный документ в адрес командира в/ч приёма команды. К пакету документов прикладывались военные билеты в/об запаса. В военкомате перекладывали карты мобилизованных в/об запаса и карты призывников-новобранцев из текущей картотеки в "долгий ящик":


Выдавались по ведомости кормовые деньги на путь следования или сухпаёк вместо денег, составлялось требование на перевозку по ж/д или воде. Список команды и требование составлялись в 2 экз., один экз. каждого возвращался в РВК с отметкой о сдаче команды и распиской. Её старший, если он был работником РВК, возвращался обратно с отметкой о прибытии и убытии на командировочном удостоверении.
5. В зависимости от того - куда направлена команда, осуществлялись дальнейшие действия:
а) если направление было в существующую или развёртываемую по мобплану в/ч - воины зачислялись в ней приказом по части в списки и на довольствие, им выдавали положенное имущество (обмундирование, оружие, шанцевый инструмент, фляги, медальоны, лопаты, каски, противогазы, подсумки, прочее), после получения приказа в/ч убывала на фронт или к месту назначения;
б) если в запасную часть, то их также зачисляли на довольствие, как правило, лишь обмундировывая - всё остальное выдавалось им при убытии на фронт маршевым пополнением; если же они из запасной части передавались в другую в/ч на её новое формирование или доукомплектование (восстановление), то положенное им сверх обмундирования выдавалось в новой в/ч;
в) в самом начале войны (июль-1941) лишь нескольким обл. военкоматам было дано предписание из Наркомата Обороны СССР сформировать из обученных в/об запаса маршевые стрелковые батальоны; им при быстром формировании батальона сразу выдавалось всё положенное имущество, после чего в пределах максимум недели-другой батальоны убывали на фронт; подобное исключение также было сделано осенью 1942 г. для нескольких облвоенкоматов МВО, УрВО и ЮжУрВО при выдаче задания им на формирование маршевых рот тылового обслуживания из ограниченно годных к строевой службе воинов;
г) за этими исключениями ни один военкомат (РВК, ГВК, ОВК) не наделялся правом самостоятельной отправки мобилизованных воинов сразу на фронт; они после мобилизации направлялись из военкоматов по нарядам оргмоботделов штабов военных округов либо в запасные/учебные части (см. п. 5а), либо, если воины были обученными — в распоряжение командиров формирующихся или выведенных на доукомплектование (восстановление) войсковых частей (армий, корпусов, дивизий, бригад, полков) — см. п. 5б; плановое задание на мобилизацию личного состава оргмоботделам штабов военных округов формировало Главное управление формирования и укомплектования войск НКО СССР (Главупраформ), предписывая мобилизовать в округах определённое количество в/об запаса конкретных военно-учётных специальностей с направлением их в конкретные пункты дислокации запасных, учебных или формирующихся в/ч;
д) значительная часть не обученных и не служивших молодых новобранцев 1922-1927 г.р. в течение всей войны после мобилизации отправлялась в в/ч недействующей армии (Забайкалье, МНР, Дальний Восток, Закавказский фронт, Средняя Азия) взамен убывающих на фронт из тех в/ч обученных воинов старших возрастов, остальная часть не обученных новобранцев направлялась в учебные части разных родов войск для обучения и получения званий сержантов, или в учебные заведения (военные училища) для получения офицерских званий, или в формировавшиеся долгое время и обучавшие навыкам своей специфики соединения ВДВ; также немалая часть новобранцев попала в обычные запасные части, получила 2-3-хмесячную подготовку и убыла на фронт рядовым составом в маршевом пополнении стрелками, пулемётчиками, артиллеристами, сапёрами, связистами и т.п.;
е) параллельно с сентября 1941 г. существовала практика прохождения будущими новобранцами курсов Всевобуча без отрыва от учёбы или производства (от 150 до 300 часов), после чего их официально мобилизовывали и направляли в учебные и запасные части или, если гражданская специальность и полученная на курсах Всевобуча квалификация позволяли, — сразу в строевые части, например, в формировавшиеся танковые и самоходные бригады и полки после получения на заводах боевой техники.
6. Все документы, связанные с мобилизацией, военкоматы обязаны были хранить постоянно, т.е. без вероятности уничтожения и без срока давности хранения. При эвакуации эти документы всегда должны были перевозиться в тыл. В редких случаях экстренной эвакуации их старались сжечь, лишь иногда они доставались врагу целыми (редко, такие случаи пока автору не встретились, но наверняка были).
7. После окончания войны и повсеместного восстановления органов военного управления документы должны были вернуться, если уцелели при эвакуации, в соответствующие ОВК, ГВК и РВК. Если они не уцелели, то учёт имеющихся в/об запаса начинался вновь, а прежний мог быть не восстановлен вовсе или восстановлен частично.
8. Об эвакуации документов военкоматов из прифронтовых военных округов в тыл известно следующее. Директивой ГШКА № моб/3/546314сс от 29/30 июля 1941 г. (ЦАМО РФ, ф. 131, оп. 12951, д. 17, л. 34) было предписано при возникновении необходимости эвакуировать документы Прибалтийского, Западного, Киевского Особых, Одесского, Орловского, Ленинградского, Харьковского, Московского военных округов в следующие области Уральского, Приволжского и Северо-Кавказского ВО в распоряжение областных военкоматов:
а) ЛенВО - в г. Киров;
б) МВО - в г. Молотов (Пермь);
в) ПрибОВО - в г. Молотов (Пермь);
г) ЗапОВО - в г. Свердловск (Екатеринбург);
д) КОВО - в гг. Куйбышев (Самара) и Чкалов (Оренбург), далее в Бузулук;
е) Одесского ВО - в гг. Ростов-на-Дону, вслед в Сталинград, далее в Бузулук.

В Бузулуке дислоцировалась "часть полковника Кондашёва" — архив НКО СССР, переведённый туда после начала войны. Предтеча ЦАМО СССР и РФ.

К примеру, документы военкоматов Карело-Финской ССР были направлены в Архангельский военный округ, почти всех военкоматов Белорусской ССР и полностью из Смоленской области - в г. Свердловск (ныне Екатеринбург), военкоматов Винницкой, Житомирской областей - в г. Куйбышев (ныне Самара), Киевского городского и районных военкоматов - в г. Чкалов (ныне Оренбург), военкоматов Одесского военного округа (Днепропетровской, Одесской, Кировоградской, Николаевской областей, Молдавской ССР) - в Северо-Кавказский военный округ (ЦАМО РФ, ф. 2, оп. 11569, д. 595, лл. 231-235 — ниже дан конспект информации указанного документа):

Имеются точные перечни сохраняемых и эвакуируемых документов (см. копии документов выше), а также некоторые отчёты об их отправке и доставке по назначению. В примере ниже — директива, рапорты и опись документов военкоматов Белорусской ССР и Смоленской обл., направленных в г. Свердловск, ныне Екатеринбург (ЦАМО РФ, ф. 127, оп. 12915, д. 45, лл. 196-201). Смотрим копии документов:

Вопрос в следующем. В ЦАМО РФ эти документы отсутствуют. В областных и республиканских военкоматах отправки и их подчинённых инстанциях эвакуированных военных округов, а также в областных и республиканских военкоматах приёмки и их подчинённых инстанциях в тыловых округах - их нет тоже (проверено по Архангельску, Перми, Екатеринбургу). Если всё же документы 79 лет по-прежнему пребывают в городах назначения времён войны и к ним нет доступа их формальных владельцев, то сколько же судеб пропавших без вести воинов могут быть прояснены уже только в них? Ведь речь идёт о количестве не менее полутора миллионов человек, призванных по мобилизации военкоматами упомянутых округов!
Сложился вопрос I к Министру обороны России:

I. По этой причине Министерству обороны России необходимо провести целое детективное расследование с публичным объявлением результатов — куда делись миллионы эвакуированных документов военкоматов западных территорий СССР из столиц и весей тыловых военных округов, если в бывшие оккупированные территории они после войны не вернулись? Этот вопрос уже поднимался в 2011 и 2012 гг., но его решение спустили на тормозах. Конкретные деятели Министерства сделали вид, что не заметили его.
Tags: Россия, СССР, война, государство, история, наследнички, общество, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment