elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

«Все пытались загнать нас в рамки – она нас из рамок выводила»

больше работ см. "Урок рисования"

5663862195_34451cfd88_z.jpg
Театр, Соня Спицова (17 февраля 1931 – 6 октября 1944, Освенцим)

Фредерика «Фридл» Дикер-Брандейс была художником, дизайнером, преподавателем, но главным для нее в итоге оказалось быть целителем – целителем человеческих душ. Когда пришел ее черед отправляться в гетто, Фридл взяла с собой краски, кисти, карандаши, бумагу, альбомы по живописи – сколько смогла при положенных пятидесяти килограммов багажа на человека. На входе в Терезин охрана не посчитала все эти художественные принадлежности «ценностями», и их не отобрали. Фридл появилась в Терезине в конце декабря 1942 года, и в 1943-м в «доме для девочек» начались занятия.
Она была маленькая, но на ее уроках была особая атмосфера. Она приносила материалы, я их раздавала. После урока я собирала рисунки и проставляла внизу число. Затем я подготавливала всё для следующей группы. В каждой группе было по 12-15 мальчиков и девочек. Они работали за столом. Она преподавала и в других домах для детей. Я помогала ей два месяца, а потом меня отправили в Освенцим.
Фридл обычно задавала тему, после чего дети рисовали самостоятельно без дальнейших инструкций. Помню, как они рисовали кисточку. Перед ними не было кисточки, только идея, что у кисточки должны быть щетинки. И собирая работы, я заметила, что каждый нарисовал кисточку по-своему.
Достать бумагу всегда было тяжело, красок тоже не хватало. Фридл не придавала большого значения материалам и принадлежностям, поскольку их было так мало, и у нас в любом случае был небольшой выбор. Часто дети рисовали простым карандашом, независимо от темы урока. На «свободных уроках» вообще не задавалось темы. Не думай – только рисуй, вообрази что-нибудь и нарисуй, что получится. Целью таких уроков было стихийное самовыражение, ведущее к освобождению духа.
Не помню, чтобы она рассказывала сказки, она только задавала тему. На ее уроках никто не шумел, пока дети работали, они были окутаны тишиной. Она иногда прерывала их, чтобы что-то показать или объяснить, затем работа возобновлялась. Не игра – работа.
Помню вышивку на бумаге. Она не учила детей вышивать, они уже умели. Они должны были подготовить рисунок и вышить его. Она могла показать примеры. Она никогда ничего не рисовала сама в работах детей, по крайней мере, я никогда не видела такого.
Дело было не в технике; это ощущение свободы, которое шло через нее к детям – ее внутренняя свобода, а вовсе не технические навыки.
Tags: Германия, Чехословакия, геноцид, гетто, дети, жизнь, искусство, мужество, насилие, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment