elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

"Они считают себя особой кастой, которая стоит над законом"

https://www.svoboda.org/a/30789452.html
– Как после стольких лет диктатуры в Беларуси возникла революционная ситуация?

– С 2011-го до 2017-го был период, когда оппозиция стала уделом очень убежденных людей, которые фактически жертвовали на это жизни. У оппозиционера не будет работы, не будет нормальной жизни, его будут штрафовать, он будет периодически попадать в тюрьму. Остальная часть населения была вне политики. Зарплата есть, телевизор есть, на отдых съездили, все хорошо.
В 2017 году был принят декрет о тунеядстве, вот тогда возник первый всплеск протестного движения. Социальный протест затронул ту группу, которая не была политизирована. У Лукашенко был общественный договор с гражданами: я обеспечиваю вам более-менее нормальную жизнь – вы не лезете в политику. Когда он залез в частную жизнь граждан, начался процесс политизации. Вторым моментом стал ковид, когда Лукашенко грубейшим образом ошибся, проигнорировал проблему. Его неадекватность для многих белорусов стала заметна, когда в марте-апреле в разгар эпидемии он стал говорить, что ничего не происходит.
Потом началась избирательная кампания с провокациями, отказами в регистрации, арестами. Все это приобрело гротескный характер. И последняя капля – это ночи насилия. При этом насилия в значительной степени бессмысленного, иррационального. Месили всех подряд, зачастую людей, вообще не принимавших участия в протестах, которые просто проходили рядом, оказались в неправильное время в неправильном месте. Человек идет с работы, вообще ни сном ни духом про протесты, а его забирают.
– Вы говорили, что в экстремальные моменты человеческая сущность раскрывается. И вот в правоохранительной системе обнаружилось столько садистов.
– Это не так.
Если вы поговорите с ветеранами белорусской оппозиции, вам расскажут, как в конце 90-х происходило ровно то же самое. Только тогда ОМОН заставлял петь не гимн, а "В траве сидел кузнечик". Людей складывали штабелями, так же жестоко избивали, заставляли извиняться. Просто не было интернета, это не пошло в средства массовой информации, это не носило столь массовый характер, но действия ОМОНа ничем не отличались по степени жестокости.
А началось всё с убийств политических оппонентов Лукашенко. Сотрудники силовых структур, ОМОНа, СОБРа поняли, что можно всё и ответственности нет. Лукашенко сказал тогда: это мои люди. За 20 с лишним лет ни один омоновец за насилие, за садизм при разгоне протестных акций не был даже премии лишен, не то что осужден. При этом им постоянно промывают мозги. Я общался с людьми, которые проходили службу в таких подразделениях. С ними долго, профессионально, грамотно работали психологи, у них вырабатывали особый взгляд на мир. Они считают себя особой кастой, которая стоит над законом. Это правда: закон по отношению к ним не работает. Они думают, что охраняют несчастный белорусский народ, как пастухи, пасущие стадо, для его же блага. Они в это верят, считают себя таким рыцарским орденом.
Tags: Беларусь, ОМОН, выборы, гражданская война, жизнь, насилие, общество, политика, президент, психология, смерть, человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment