elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

"Макиавелли ненасильственной борьбы"

Также просто и схематично устроены и методики основателя института. Джин Шарп придумал своеобразную программу с открытым кодом. Он собрал и подробно описал почти две сотни методов ненасильственной борьбы, а также некоторые варианты их взаимодействия. Жесткой инструкции нет – методы могут быть использованы в любой комбинации в любой стране.Если говорить кратко, то в основе метода лежит принцип, что ни одна власть не может быть однородна. И даже самая мощная вертикаль, в конце концов, состоит из людей.
"Есть разные культуры, разные языки и религии. Но если говорить об этой работе – все люди одинаковы", – говорит теоретик ненасильственного сопротивления.
Больше всего сторонники Путина говорят об опасности "оранжевой революции" в России
"Где истоки любой власти? Чиновники рождаются с какой-то властью? У них что, восемь рук и четыре головы? Конечно, нет. Они получают власть извне, – рассказывает Джин Шарп. – Если люди верят им, это дает власть. Если люди хотят им помогать в том, что они делают, если работают в их бюрократии, если полиция выполняет приказы и т.д. – вот где источники власти. Но в некоторых случаях они могут исчезать".
Теория и методика Шарпа сводится к тому, чтобы находить слабые точки режима. При этом его книжки-рекомендации написаны очень конкретно: методы пронумерованы и систематизированы.Например, автор говорит, что существуют три категории отказа от сотрудничества с властью: социальный отказ (включает 16 методов), политический (38 методов) и экономический. Последняя категория в свою очередь подразделяется на бойкоты (26 методов) и забастовки (23 метода). И далее в том же духе.
Выбор комбинаций остается за теми, кто будет превращать теорию в практику. Автор лишь отмечает, что успех гарантируется комплексным подходом.

"Массовые демонстрации носят исключительно символический характер, – говорит идеолог цветных революций. – Если режим относительно демократичен – это работает. Но чем авторитарней режим, тем больше нужно сделать для того, чтобы отобрать у него источники власти. Символизм не меняет правительств".
---
Впрочем, есть конкретные события, которыми ученый гордится: например, борьба за независимость трех балтийских республик в 1990-1991 году, когда Шарп был в Прибалтике и консультировал лидеров движения за независимость.

"Да, это правда. И я возьму вину за это, потому что считаю это большим достижением", – говорит он.

Группа представителей Института Альберта Эйнштейна дважды приезжала в Прибалтику. Американцы консультировали победивших на выборах в этих еще советских республиках политиков, стремившихся восстановить независимость.

В Литве они работали с Аудрюсом Буткявичюсом, сначала являвшимся генеральным директором Департамента охраны края, а затем ставшим министром обороны страны. В Латвии – с Талавом Юндзисом, также получившим пост главы минобороны после восстановления независимости.
---
"Выбирать ненасильственные действия имеет смысл не просто потому, что это хорошо или приятно, а потому что это более эффективно", – говорит он.

"Нужно учиться действовать стратегически, а не просто делать что-то, что тебе нравится, от чего тебе становится приятно, – продолжает Шарп. – Не заниматься символизмом, а думать по-военному, как Карл Клаузевиц!"

В числе прочего, он считает бессмысленным вступать в переговоры с режимом: "Все переговоры определяются тем, у какой стороны под столом припрятана больше дубина, и всегда отражают распределение власти и силы".

"Переговоры – это трюк, который направлен на то, чтобы оппозиция сдалась. Они, как правило, средство манипуляции и контроля", – утверждает Шарп, добавляя, что надо быть готовым ко всему, и в том числе к тому, "что в твоих людей будут стрелять".

Я инструмент американского правительства, а они посадили меня в тюрьму на девять месяцев за гражданское неповиновение армейскому призыву?
Джин Шарп,
Институт Альберта Эйнштейна
Вместе с тем идеолог ненасильственного сопротивления отмечает, что "чем жестче будет действовать режим, тем сильнее эффект бумеранга: всё больше людей будут отказывать ему в поддержке, будет слабеть его база".

"Это политическое джиу-джитсу. Я использую их же силу против них", – говорит Джин Шарп.

От пожилого бостонского историка эти слова звучат несколько неожиданно. Но может быть, он уже давно не столько историк-теоретик, сколько политтехнолог-практик?

"Если называть политтехнологом того, кто направляет действия людей, то нет, – уклончиво отвечает Шарп. – Я лишь пишу о том, что люди могут делать на основании того, что уже делали. А также о том, чего лучше не делать".
https://www.bbc.com/russian/international/2012/02/120217_gene_sharp_revolutions_interview
Tags: Россия, СССР, США, власть, государство, общество, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments