elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Крещение славянских народов. Времена, когда Польша была православной (2)

Впрочем, первоначально отношения между христианами латинского и славянского обрядов в Польше не были враждебными. Споры римских пап с константинопольскими патриархами мало интересовали низший клир и простых верующих. Славянский клир в условиях разгрома Византией Болгарии и уничтожения славянского патриархата в Доростоле мог испытывать антипатию даже скорее к Константинополю, чем к Риму. Латинский же клир в нужные времена всегда проявлял завидную дипломатичность. Веротерпимость тогда проявлялась не только в Польше, но и, например, в Словакии. В монастыре на горе Забор в Нитре мирно пребывали монахи: и славяне, и греки, и латиняне. Поэтому и переход Мешко 1-го в латинство, и создание его сыном Болеславом Храбрым латинской митрополии, параллельной славянской, не вызвали возмущений в стране. Тем более, что центры двух обрядов, Гнезно и Краков, были удалены друг от друга.В некоторых храмах в те времена можно было столкнуться с двухобрядовостью. Во вроцлавском соборе находились мощи и св. Георгия (почитаемого на Востоке), и Войтеха-Адальберта (почитаемого латинянами). Даже день 23 апреля был посвящён этим двум святым разных церквей.
Показательно, что Болеслав Храбрый чеканил монеты с надписями на кириллице. В Моравии среди православных со времён свв. Кирилла и Мефодия доминировала глаголица. Кириллица была распространена в Болгарии. В Польше кириллица могла оказаться только в связи с подчинением православных в Польше болгарскому (доростольскому) патриарху. На монетах польского князя эти кириллические надписи могли оказаться только в связи с реальной силой православных в стране при его правлении. Факт: кириллица так укоренилась в Польше, что вытеснила глаголицу и даже оказалась на монетах польского князя.[27]

Итак, первоначально оба обряда довольно мирно уживались в одной стране. Совершенно неожиданным было изгнание в 1022 году Болеславом Храбрым из Польши православных монахов, о чём сообщил чешский летописец Козьма. Причины этого изгнания в какой-то степени объясняют русские источники. В "Житии Моисея Угрина", написанном киевским монахом Поликарпом около 1230 года, рассказывается о том, что некий Моисей, по происхождению – православный венгр, был пленён во время похода Болеслава Храброго на Киев в 1017 году и уведён в Польшу. Там его купила богатая полька и предложила Моисею брак либо прелюбодеяние с ней. Моисей отказался. И тут некий монах, возвращающийся с Афона, тайно посвятил пленника в священника. После этого Моисей уже не мог быть рабом в христианской стране. Тогда полька пожаловалась аж самому королю, который сильно разгневался на славянских монахов, "выкрадывающих" его пленников. Поэтому Болеслав стал этих монахов преследовать. Причина гонений была, таким образом, случайна.

В "Житии св. Феодосия" говорится, что, когда князь Изяслав изгнал из Киево-Печерской лавры св. Антония за пострижение в монахи пленников Варлаама и Ефрема, его жена, полька, младшая сестра Казимира Обновителя, сказала мужу: "Не надо этого делать! Подобное случилось и у нас в Польше, где по схожему поводу были изгнаны монахи. И великое несчастье пришло в страну".[28]
Отношения между славянским и латинским обрядами обострились уже после смерти Болеслава Храброго в 1025 году. Корону наследовал его сын Мешко 2-й. Любопытно, что швабская княгиня Матильда писало о нём, что князь молится Богу не только на родном языке, но и на латыни и по-гречески.[29] Это свидетельствует о появлении византийского влияния при дворе польского князя. В то время и при дворе венгерского короля Стефана 1-го находилась большая группа греческих священников.

При Мешко 2-м произошло столкновение центральной власти с крупными феодалами. Пользуясь этим, в 1029-1031 гг. империя и Чехия силой отторгли у Польши Лужицу. Второй сын Болеслава, Бесприм, заявил свои права на престол. Мешко изгнал его из Польши. Бесприм бежал на Русь, в Киев, где нашёл поддержку. В 1031 году с помощью воинов Ярослава Мудрого Бесприм вернулся в Польшу, изгнал Мешко и утвердился в Кракове. Роль русских в этом деле была столь велика, что некоторые историки, например, чех Богуслав Хроповский, утверждают, что в Польше воцарился киевский князь: "В 1031 году Польша потеряла Моравию и Лужицу, и польский престол захватил киевский князь Ярослав Мудрый, хотя спустя два года Мешко 2-й снова сел на трон, но уже не в качестве победителя и короля".[30]

Найденные на Вавеле королевские регалии Бесприм отослал обратно в Рим. Для историков это дело является загадкой, так как отец князя добивался у папы короны в течение 25 лет. Объяснить сие можно только ставкой Бесприма на славянскую партию, на православных, при демонстративном разрыве с Римом. Отсылкой королевских регалий Бесприм подчеркнул, что не желает иметь с Римом, с латинянами ничего общего.[31]

Вот в эти смутные годы отношения между латинянами и православными в Польше резко обострились. Сам Бесприм спустя несколько месяцев после прихода к власти был убит. Мешко 2-й, отказавшись от прав на Лужицу, Моравию и Словакию в пользу Германии, получил немецкую военную помощь. В 1032 году он вернулся к власти, но через два года умер, оставив двух малолетних сыновей, Болеслава и Казимира. Регентом при несовершеннолетнем Болеславе стала его мать Рикса, немка и фанатичная латинянка. Она усердно занялась изведением славянского христианства. Но у поляков не было традиции правления женщины. Смута разгоралась. В 1034 году от Польши отделилась Мазовия. А в 1036 году и саму Риксу изгнали из страны. Она пристроилась у своего брата Германа, архиепископа Кёльна. Младшего сына Казимира Рикса определила в Париж для обучения. Там Казимир вступил в орден бенедиктинцев в монастыре Клюни и был даже посвящён в дьякона.

В Польше остался править Болеслав. Но через короткое время он был убит, вероятно, от рук "латинян". В стране разразилась смута 1037-1038 гг., которую католические историки называют "языческой реакцией". Впрочем, следует обратить внимание на то, что термин "языческая смута" был введён поздними историками. Галл Аноним, живший через 80 лет после событий, описывает эту "языческую реакцию" так: "…подданные взбунтовались против власти сильных и сами себя сделали господами. Также от веры католической отступили, о чём без плача нельзя говорить, против бискупов и капланов стали, храмы Божии захватили, одних [бискупов и капланов] убили мечом, других – камнями".

Следует сразу обратить внимание на то, что бунтовщики отступили от католичества, а не от христианства. Они не разрушали храмы Божии, а захватывали. Зачем? Если бы они были действительно язычниками, то славянское язычество храмов не знало! Исключение являли собою руяне и лютичи, и то – под влиянием христианства. Да и откуда могли взяться язычники, если "крещение Польши" в 966 году не встретило ни малейшего языческого отпора? Язычников просто уже не было в сколько-нибудь значительном числе. Единственное объяснение: "язычниками" католические историки называют православных христиан. Этот пропагандистский приём нам встретится ещё не раз.
http://forum.rusbeseda.org/index.php?topic=17016.0
Tags: Польша, Русь, государство, история, культура, нумизматика, политика, религия, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment