elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Откуда берутся и куда деваются «народные начальники»

«В Советском Союзе и в России до 1993 года депутаты официально назывались народными. Это был формальный советский термин, который после распада СССР время от времени пытались обыгрывать, а в эпоху перестройки он стал обретать живой смысл как элемент пропаганды»,— считает господин Кынев. Неслучайно главным в президентской кампании Бориса Ельцина в 1991 году был лозунг «Народного депутата — в народные президенты!», отмечает эксперт. Позже этот термин был забыт, но реанимирован в 2014 году, когда Россия присоединяла Крым, напоминает господин Кынев: «Алексея Чалого тогда в мэры Севастополя никто не выбирал, власть формировалась на митингах. Так, к примеру, происходит в странах третьего мира, когда какие-то силы захватывают власть и ни о какой легитимности речи быть не может. В 2014 году эвфемизм "народный" стали использовать как пропагандистский трюк, чтобы задрапировать нелегитимность процедуры, и та же история происходила в ЛНР и ДНР».
По мнению эксперта, история с Сергеем Фургалом — это возвращение к тому, с чего все начиналось: «Акцент делается на народной поддержке, на том, что он не просто избран, как многие другие, а избран по-настоящему, то есть за ним стоит реальная поддержка». И как раз на таких «народных» представителей власти как на результат демократизации политического процесса запрос в России есть, считает господин Кынев.
Политолог Ростислав Туровский согласен, что в обществе есть «нереализованная потребность в диалоге с региональной властью, усилившаяся в результате наплыва технократов». Она и вызывает, по его мнению, «воспоминания о тех, кто избирался на сложных конкурентных выборах и не стеснялся выходить на публику»: «Но на самом деле это во многом и вопрос о низком качестве нынешнего губернаторского пиара, и о нехватке публичных персон среди назначаемых губернаторов».
Политолог Владимир Слатинов считает ностальгию по «народным» главам городов и регионов «неизбежной волной», которая следует за искусственным ограничением конкурентности и навязанным образом «заботливых» технократов.
Эксперт уверен, что «запрос на харизматичных и поддерживаемых обществом политиков будет усиливаться».
Основной конфликт «народных начальников» с вертикалью господин Слатинов видит в том, что «главным для нее является политический контроль, а народные избранники априори несут в себе идею автономии». «Эта автономия — вызов для вертикали, и само существование такого субъекта во власти — наличие инородного тела»,— поясняет эксперт. И, несмотря на попытки зачистить политическую систему от возможности появления таких фигур, застраховаться от этого невозможно, считает он: «Фургала ведь система тоже пропустила, видя в нем технического кандидата, поэтому предсказать прохождение во власть нежелательных игроков на 100% невозможно. Жажда перемен и недовольство властью находит и будет находить точки концентрации в таких фигурах».
https://www.kommersant.ru/doc/4528110
Tags: Россия, власть, государство, общество, политика, социология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments