elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

И белорусская власть,и белорусская оппозиция демонстрируют иждивенческое отношение к России (1)

- Андрей Иванович, вы оказались первым гражданином РФ, ставшим персоной нон грата в Республике Беларусь. При этом вы были одним из тех, кто, по сути, создавал конструкт Союзного государства. Как же так могло произойти, что вас депортировали в 2006 году?
— Не совсем так. Я не был в составе групп, которые создавали эту конструкцию. Когда Лукашенко шел к власти, он шел к ней под пророссийскими лозунгами. И там были группы видных деятелей искусств, деятелей культуры и отставных военных. И они помогали ему, готовя российско-белорусскую интеграцию. А я был немножко в стороне, но много за этим наблюдал.
Я приехал в республику в 1993 году и очень быстро понял, что это моя тема. Я подучивал белорусский язык, следил за ситуацией. Когда пришел Лукашенко, мне не понравились его выступления. В них было много демагогии. И когда открылась первая таможенная зона в 1995 году, которая сразу же превратилась в контрабандную дыру, стало понятно, что что-то не так.
Я был типичным постсоветским человеком и решил, что Кремль об этом знает. Но оказалось, что Кремль не только не знает, но и не желает знать. Сначала я подумал, что сам сделать ничего не смогу, но потом решил, что и один в поле воин, и к 2000 году стал весьма активен. Я резко выступал против Лукашенко, потому что считал его обманщиком и опасным прежде всего для России.
Он был демагог, он раскалывал общество и пытался расколоть его в России. Он тогда посещал Россию и буквально натравливал губернии на Москву, потому что рассчитывал стать Президентом РФ и не скрывал этого. Тогда я все силы бросил на то, чтобы создать в Белоруссии пророссийское, но антилукашенковское движение.
Это вызвало не очень большую радость у моих хороших знакомых по белорусской националистической оппозиции. Я в этом ничего страшного не видел, мы шли параллельно, но официальным врагом для них была Россия. И когда оппозиция металась относительно того, с кем ей воевать — с Москвой или с Лукашенко, то с Москвой ей воевать позволяли и даже содействовали ей в этом.К 2006 году ситуация стала критической. Кандидатом в президенты стал Александр Козулин, который тоже рассчитывал выйти на Москву. Но всё, что связано с Москвой (деньги, ресурсы и поддержка), может быть связано только с Лукашенко. Я в эту конструкцию тоже не вписывался. Ближе к выборам я почувствовал пристальное внимание к себе, и в апреле 2006 года меня депортировали. И за эти 14 лет я в Белоруссии ни разу не был.
- Вы сказали, что в то время Кремль не хотел знать о происходящем в Белоруссии. А меняется ли в Москве понимание того, что там происходит? Потому что даже я, как человек, который больше занимается Украиной, понимаю, что все очень непросто, что Лукашенко, по сути, монополизировал связи с Россией, и только он может на них паразитировать.
— Белорусы очень обижены на Москву, потому что они живут в классическом авторитарном режиме, описанном в учебниках политологии. Они считали фальсификации на выборах настолько откровенными, что Москва их поддержит. Я им объяснял, что Москва вас поддержит, если вы докажете свою победу. Но для этого недостаточно просто ходить по кругу с сердечками, чтобы вас лупил ОМОН. Но если вы возьмете власть, вас поддержат. Даже если к власти придет Тихановская, Москва ее признает, потому что надо будет с кем-то беседовать. Потому что там есть наш транзит и наши военно-стратегические интересы.

Наша сдержанная реакция на эти протесты связана не только с украинским кризисом. Просто мы безвозвратно вложили в республику по состоянию на 1 января 2020 года 133 млрд долларов за 20 лет. К этому еще добавились 1,5 млрд долларов и построенная нами атомная станция, пользы от которой нам не будет никогда. Мы ее подарили практически. Это огромные деньги. Кто за это будет отвечать?
Более того, оппоненты режима в Москве не появлялись, а их разговоры о пророссийкости — только разговоры. Между нами не было контакта, но теперь оппоненты режима требуют от Москвы убрать Лукашенко. Друзья мои, мы вам ничего не обязаны. Россия для вас всегда была врагом.

- Но ведь Тихановская говорила, что хочет встретиться с Путиным…

— Когда она это заявляла? Когда уже была в Литве. Почему она не заявила об этом сразу после выборов? Правильно, потому что она не пророссийский человек. Но сейчас они про Россию вдруг вспомнили. Потому что стало понятно, что своими протестами они ничего не добились. Что касается российской позиции, то был один неприятный момент, но я его учитывал.

Когда в начале августа в белорусскую тюрьму попали 32 наших гражданина, их пытали. И ни у меня, ни у моих коллег из Минска не было сомнений, что в случае чего Лукашенко их Украине отдаст. Это бы означало недееспособность нашей власти, которая не может ничего добиться. Лукашенко на этом играл.
Опять же, нам надо было понимать, что нужно было в Белоруссии с кем-то вести дела. С кем?


Читать далее: https://ukraina.ru/interview/20201126/1029760445.html
Tags: Беларусь, Россия, выборы, государство, общество, политика, президент, протесты, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment