elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Детский тренер проводит ночные туры по Брестской крепости и собирает аншлаги

В 2019 году Петр с друзьями взялся за благоустройство казарм у Северо-западных ворот. Постройки в то время стояли в запустении: окна были забиты половыми досками, в комнатах валялся мусор, спали бомжи, устраивали вечеринки алкаши, наркоманы и маргиналы. Весь этот «лоск» выгодно скрывали заросли кустов. Петр с помощниками срезал лишнюю растительность, вынес из казармы несколько сотен мешков мусора, привел в порядок внутренние помещения, заделал окна баннерами с фотографиями реконструкторов, выгнал бомжей и наркоманов.
— Мы все голову ломали, как сделать так, чтобы там не бухали. Ну как их отучить? Наведешь порядок — они придут и опять все загадят. Ничего не помогало. Пока мы возле казарм не поставили два улья, — смеется Петр и добавляет, что еще одной проблемой Кобринского укрепления были парочки, которые приезжали в этот уединенный уголок крепости по ночам. — Раньше таких машин здесь было много. Мы с другом переодевались в форму солдат РККА, брали в руки старый фонарик, подходили к ним, стучали в стекло и спрашивали: «А где наши?» Больше они сюда не приезжали.
Работа по восстановлению казарм в Кобринском укреплении продолжалась несколько месяцев. Когда внутри был порядок, энтузиасты занялись восстановлением советских надписей на фасадах, которые солдаты нанесли в 1940-х годах. Идея понравилась не всем, а работы проводились на голом энтузиазме и без согласования с Минкультом. В итоге Петра оштрафовали, а сам он ушел с должности директора патриотического центра. Решение, как он объясняет, принял по личным мотивам.
— Кобринское укрепление сейчас для меня — это постоянная боль. Оно постепенно превращается в помойку. Перестали хотя бы сейчас исчезать здания. Слава богу, остановили этот варварский процесс. Но ничего конкретного не делается. Вот Северо-западные ворота, у которых мы стоим. Их реставрировать надо. А тут просто сделали навес, чтобы кирпичи людям на голову не падали, — вздыхает брестчанин.

— Я стабильно два раза в неделю в крепости бываю. Иногда три-четыре раза. Тут постоянно какие-то открытия. Вот недавно нашел на бетоне автограф последнего дембеля — «ДМБ 2003. Зима». Более того, нашел туалет, который ни на одной карте не значится. А он есть. От него осталась выгребная яма. Даже из фортификаторов мало кто знает, что он тут есть. На той неделе нашел надпись «Петръ». Это тоже маленькое, но открытие. Останки защитника крепости, который в 1939 году погиб, в этом году эксгумировали вместе с милицией. По останкам выяснили, что он храбро сражался. Сначала его ранили в ногу, он перевязал ее жгутом и продолжал отстреливаться, пока ему не прострелили голову. Судя по количеству найденных гильз, бой он вел долго. Тут постоянно что-то находишь. Приходим с малышней сюда после дождя. Я говорю: «Запусти руку в ручей». Мальчишка запускает руку в ручей и достает оттуда гильзы и осколки. Это для 9−10-летнего пацана какое открытие! История здесь вот, в твоих руках.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/709707.html?c
Tags: Беларусь, Брестская крепость, война, история, общество, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment