elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

В 1988-м в Беларуси опознали останки солдата. Спустя 32 года в Сибири нашлись его родные

— Я всегда знала, что мой двоюродный дедушка Василий Степанович Лисун погиб на войне, — рассказывает Марина Апатаева. — Его и дедушкой-то сложно назвать, ушел на фронт в 1942-м в 21 год, а в 1943-м на него уже пришла похоронка. Не успел ни детей завести, ни жениться. Какой он был, о чем мечтал, мы не знаем. Моя бабушка, Тамара Степановна, его сестра, рассказывала о своей семье немного: «Мой брат ушел на фронт и погиб в бою». Вот это, пожалуй, и все сведения. Знаю, что она искала информацию о нем, хотела узнать, где он похоронен. После ее смерти в 1993 году мы тоже пытались узнавать о нем в архивах. Но ничего выяснить так и не удалось.
Почему Тамара Степановна помалкивала о своих родственниках, внучка узнала чуть позже. И поняла, что в чем-то это было вынужденное молчание. В 1992 году, за год до своей смерти, Тамара Степановна рассказала одному из основателей и инициатору создания Красноярского общества «Мемориал» Владимиру Биргеру о том, что в 1936—1937 годах вся ее семья была арестована и сослана на север Красноярского края. Вот что записал со слов Тамары Степановны Владимир Соломонович.
«Мой отец, Степан Федорович Лисун, во время Гражданской войны служил в отряде (…). Он состоял в ВКП/б, в 30-е годы работал в Красноярске в рыбной промышленности.
Осенью 1936 года его направили на учебу в Ленинград. Но перед самым отъездом, в 5 часов утра 14 октября его забрали из дома и отправили во внутреннюю тюрьму. Летом 1937 года его жене Анне Устиновне дали свидание. Степан Федорович рассказал, что осуждён постановлением „тройки“ на 10 лет и 5 лет поражения, хотя ни в чём не виноват. В начале осени жена опять пришла к нему на свидание в тюрьму, но оказалось, что за несколько дней до этого Степана Федоровича отправили по этапу. Он попал в Дудинку, присылал оттуда письма, писал, что в лагере тяжело болел.
Ровно через год, 14 октября 1937 года, арестовали маму, брата Василия и меня. Нас отправили в следственную тюрьму, а младших Антонину и Надежду забрали в детдом. Брат сидел в одиночной камере. Мы же с мамой попали в большую камеру № 5, где находилось более ста женщин.

В переполненной камере было очень жарко и душно, даже зимой. Нас несколько раз водили на допрос, но держали там недолго. Многие возвращались с допросов с синяками.

В начале 1938 года нам с мамой объявили постановление тройки: 5 лет ссылки в Туруханске. А летом нас всех с братом, ему тоже дали 5 лет ссылки, отправили пароходом в Туруханск. Там нас долго не брали на работу по специальности. Приходилось пилить дрова для милиции, возить воду. Позднее меня приняли в пошивочную мастерскую. Летом 1939 года к нам привезли младших сестер. А в 1942 году Василия забрали на фронт. В 1943-м он погиб под Оршей.

Иногда нам приходили письма от отца. Он страдал от голода, но мы сами голодали и ничем не могли ему помочь. После войны в Туруханск приехал человек, который сидел вместе с ним, и рассказал, что отец погиб в 1945 году, за год до окончания срока. Меня, маму и брата реабилитировали в 1960 году Военным трибуналом. Брата, конечно, уже посмертно».

Позже этот рассказ стал главной связующей ниточкой в истории «воссоединения» Василия Лисуна с семьей. Но Тамара Степановна так и не узнала, что в Беларуси уже несколько лет ищут родных Василия Степановича.
«Ближе к обеду стали копать у деревни Шабаны. Мокрая земля поддавалась с трудом, кое-где была глина — вообще гиблое дело, — пишет в своей книге воспоминаний „Земля умеет говорить“ руководитель отряда Григорий Шарай. — Вода постоянно просачивалась между комьями земли и устремлялась туда, где было самое глубокое место. Миноискатель упрямо показывал наличие большого количества металла. Вскоре на бруствере появилось множество пустых пулеметных дисков, саперных лопат, металлических осколков. И как только показались останки солдата, в руки пришлось взять нож, специальный скребок и кисточку. Именно в такой момент предстоит самая кропотливая и ответственная работа. Ведь неопытность и невнимательность могут укрыть от поисковика медальон, награду, документы или что-то другое, что может дать возможность установить фамилию солдата. Когда у ребят в руках оказались гвардейский значок и „Медаль за отвагу“ № 503220, все, кто был рядом, почтили память солдата минутой молчания».

Поисковики выяснили, что медаль принадлежит Василию Степановичу Лисуну 1920 года рождения. Нашли адрес, откуда он призывался, сведения о родных. Сделали запрос в Туруханск. Но там ответили, что никого из родственников в живых не осталось. Скорее всего, просто не захотели тратить время на поиски. После окончания ссылки мама и сестры Василия выехали из Туруханска. Останки Василия Степановича перезахоронили в мемориале, который располагается между Оршей и Витебском.

Читать полностью: https://news.tut.by/culture/712531.html?c
Tags: Беларусь, Россия, СССР, война, жизнь, история, репрессии, семья, смерть, судьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment