elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

"Мы вышли,нас 200 тысяч,мы красиво прошли.Но это не план! "

Посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня был первым топ-чиновником, который поддержал протесты. Его обращение, распространенное в ночь на 16 августа, имело эффект бомбы.
«НН»: Почему все же протест не побеждает?
ИЛ: Потому что не было трезвой оценки ситуации. Не было работы с различными группами, сейчас, видимо, работа уже ведется с теми, кто протестует на кухне.Демонстранты никаких ошибок не совершали, ошибки в отсутствии плана делали те, кто претендовал на лидерство. Люди стоически выходили десятки раз, не зная цели — это подвиг. Власть уже месяца два провоцирует протестующих на насилие, слухи об использовании оружия, о каких-то разведданных. Если бы после убийства Бондаренко кто-то разбил пару витрин, сжег автомобилей несколько, то власти бы почувствовали себя в своем поле. Вот они — восстание, хулиганы! А так люди стоически выходят, но не переходят грани. И ежу, и Москве понятно, что власть ведет себя неадекватно.
Будучи в патовой ситуации демонстранты выбрали единственный правильный вариант действий. Пусть он и тяжелый, но никто не поддается на провокации, усложняя жизнь силовикам.
«НН»: А Колесникова, Латушко, Знак могли как-то иначе себя в августе вести?
ИЛ: Тяжело сказать. Их деятельность была направлена на одно — они убеждали себя и народ, что они лидеры народа и их 80%. У меня было ощущение, что были попытки. Я видел встречи Колесниковой с представителями заводов. Но было очевидно, что с Координационным советом, в том составе, в котором он был создан, никто говорить не будет.
«НН»: А с кем будут? С топ-чиновниками?
ИЛ: Про чиновников другая тема. Многим людям элементарно некуда уходить. Вот я ушел, я без работы и буду долго без работы. Куда пойдут остальные послы? В НАУ? Там столько ни денег нет, ни нужды в них. Чиновник же типичный белорус, он должен понимать, что будет потом, какая альтернатива.

Когда в конце октября был «народный ультиматум», и из-за границы, и отсюда на меня вышли люди, призывавшие обратиться к дипломатам, чтобы они уходили с работы. Я сказал, что не буду. Если я их призываю увольняться, то я должен сказать им, куда идти работать. Людям нужно давать альтернативу. Это тогда казалось, что за неделю все может измениться. Я здесь сижу без работы, а что я им могу предложить.

«НН»: Неужели у вас нет никаких предложений по работе?

ИЛ: Нет, абсолютно серьезно.

«НН»: В августе ожидали, что Румас может присоединиться к протесту. Это было реально?

ИЛ: Думаю, нет. Румас — это элита, которая много чем связана. У него могут быть ограничения, о которых мы можем не знать. Я не хочу ничего придумывать, но там могут быть самые разные нити, связи. Я не исключаю, что Румас с самого начала мог быть под каким-то контролем. Если бы он что-то сказал, то это был бы явно сигнал. У нас же чиновники один за другим стоят. Только Лещеня был таким, что за ним кроме жены, детей и кошки никого не было. А в структурированной элите есть свои правила. Румас — это структурированная элита. У нас много сейчас «вторых поколений»: Румас, Турчин, Рыженков, Крутой. Если бы такой человек системной элиты, как Румас, присоединился, то это был бы серьезный сигнал.

«НН«: А почему вам позволили быть «котом, который гуляет сам по себе»?

ИЛ: На каком-то этапе система не организовалась, ей нужны были умные люди — и я поставил три рекорда: самый молодой начальник управления, самый молодой посол (впоследствии рекорд побил Латушко) и самый молодой помощник президента. А потом система сгруппировалась, и ей стали нужны свои. Прежде всего — свой, и только потом — умный.

«НН»: Как работалось помощником Лукашенко?

ИЛ: Когда говоришь «помощник», то представляешь картину, что сидит где-то Лукашенко, а вокруг него бегает Лещеня. Надо понимать, что на нем было завязано очень много людей. За четыре года, может, раза два я был с ним тет-а-тет в течение часа и нескольких узких совещаний. Когда я считал как помощник президента, что что-то должен ему донести, а глава Администрации так не считал, то у меня было право написать докладную, положить в конверт и отдать службе охраны, на 100% будучи уверенным, что ее передадут.

Был президентский этаж в Администрации, куда просто так не зайдешь. По молодости такими докладными я шишки набивал. Есть протокольные помощники, как Макей когда-то, сейчас Латышёнок. Они видят Лукашенко несколько раз в день, приносят документы разные.
«НН»: Может, глупый вопрос: кто был самым умным в Администрации из тех, с кем вы работали?


ИЛ: Не так все просто. Раньше так было, а сейчас кажется стало все только хуже, Администрация выравнивала и даже отупляла людей. Любая инициатива была шагом нетривиальным, система на тебя шипела и травила. Там было много неглупых людей, но они понимали, что можно, а чего нельзя. Все старались говорить только то, что приятно главному. Когда я шел туда, то надеялся, что попаду в команду, а ее не было. Я был никому ненужным.
https://nn.by/?c=ar&i=265711&lang=ru
Tags: Беларусь, власть, выборы, государство, общество, политика, президент, протесты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments