elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

"..поэтому белорусы верят в добрых волшебников ..., которые избавят их от злого колдуна.."

- Полагаю, многие наши читатели с этим решительно не согласятся! Борьба еще не закончена.
- Не смешите меня! Борьба даже и не начиналась. Именно потому революция слилась, а реакция восторжествовала. Белорусам надоел Лукашенко – это факт, но к революции они оказались совершенно не готовы. Они хотели новых честных выборов, и чтобы ОМОН их не лупил, но свергать режим не желали. Поэтому общество легко уверовало в иллюзию, что достаточно выразить недовольство узурпатором – и он куда-то денется, что счастье придет само собой, без борьбы, без боли, без потерь. Это – идиотизм.
- Может ли весь народ поголовно оказаться идиотом? Этак недалеко и до того, чтобы объявить белорусский народ неполноценным.
- Различные общества находятся на разных стадиях развития. Есть народы, которые до сих пор живут первобытным укладом. Не потому, что все тупые, просто внешние условия не способствуют социальному прогрессу. Марксисты делили народы на исторические (субъекты истории) и неисторические (объекты). Есть народы, обладающие государственностью, то есть создавшие политическую нацию, и безгосударственные.
Если конкретно говорить о белорусском народе, то очевидно, что нацией, то есть субъектом истории, он не стал. Причина – всепоглощающий инфантилизм. Я говорю именно о коллективном сознании. Можете называть это ментальностью, идентичностью, как угодно. Индивидуально люди могут быть умны, развиты, образованны, но социально-политическое сознание их находится на уровне 5-летних детей. Именно поэтому белорусы верят в добрых волшебников (Тихановская, Путин, Байден), которые избавят их от злого колдуна Лукашенко. Они совершенно серьезно считали воскресные карнавалы методом политической борьбы.
Они верят в какие-то фетиши вроде «мирного протеста». Нет и никогда не было такого феномена. Есть протест ненасильственный, но не мирный. Ненасильственный протест – это, например, украинский «Майдан», где было… хм, совсем не мирно и карнавально. Зацикленность белорусов на «мирном протесте» – это прикрытие банальной трусости. Там, где надо действовать, они поднимают лапки и говорят: «У нас мирные и чистые протесты, мы не можем опускаться до уровня тех, с кем боремся». Бред полнейший! Со стороны это смотрится пошло и убого. А они еще и гордятся своим феноменальным терпильством. Но, собственно, дети по-другому и не способны.

Инфантилизм прет отовсюду. Идея-фикс белорусов – убрать диктатора, ничего при этом не делая. Так не бывает. Тем не менее, они всегда придумывают себе оправдание: мол, нам не надо сейчас напрягаться, потому что весной, когда потеплеет, случатся протесты, и Лукашенко уйдет. Ага, сами собой случатся протесты и сам собой Лукашенко уйдет. До этого они верили, что сама по себе произойдет всебелорусская стачка с таким же результатом. То есть сам никто бастовать не собирался, кроме нескольких десятков, может, сотен человек, но все горячо одобряли саму идею, при условии, что реализовать ее будут другие.
Чуть ранее вера в чудо принимала совсем уж фантастические выражения: белорусы верили в санкции; в то, что милиция вспомнит о присяге, долге и чести и перейдет на сторону народа; верили в то, что заставит уйти диктатора какая-то домохозяйка с флейтисткой; что тиран уйдет, если правильно поставить галочку в бюллетене… Все эти карго-культы обсуждать просто глупо…

- Позвольте, Алексей, но Вы сами писали буквально следующее за три дня до выборов: 9 августа диктатор потеряет власть. Выходит, вы тоже ошибались, как и все мы?
- Вот уж нет! Буквально в следующем абзаце я говорю о том, что ни один авторитарный диктатор не уходит, проиграв выборы. Судьба Лукашенко решится в последующие за выборами три недели. 9 августа обрушится его легитимность, что и произошло. Потеря легитимности означает потерю власти. Лукашенко – это уже отыгранная карта. Он – политический труп. Хотя точнее будет назвать его политическим зомби, то есть живым мертвецом. Вопрос лишь в том, на чьих условиях он покинет президентский кабинет.

- Стоп! Только что вы говорили, что революция проиграла, и тут же – что Лукашенко проиграл. Одно с другим не бьется!
- Все прекрасно бьется. Я же говорю: важно то, на чьих условиях уйдет Лукашенко. Если бы он сделал это под давлением участников воскресных карнавалов, то можно было бы признать, что первая в мире карнавальная революция триумфально победила. Но сейчас-то, надеюсь, очевидно, что карнавальщики все просрали?

- Им самим – нет.
- Это не имеет значения. Сейчас угроза усатому автократу исходит не снизу, а со стороны более крупного хищника – Путина. Если Лукшенко уйдет по указке из Кремля – значит проиграет население Беларуси, продемонстрировавшее неспособность совершить политическую революцию, не ставшее нацией. Уйдет диктатор, но диктатура-то останется! Более того, диктатура станет еще более жесткой, потому что Беларусь окажется поглощена концлагерем под названием «Российская Федерация». Скорее всего, формальные признаки суверенитета сохранятся – гимн, флаг, паспорта. Но это будет такого же рода независимость, как у Южной Осетии или Лугандонии.

Схема простая, даже примитивная, но ее категорически отказывается воспринимать незрелое, инфантильное белорусское общество. Люди не понимают самых очевидных вещей: диктатор не тождественен диктатуре. Революция ломает Систему – и диктатор уходит. Но если диктатор уходит под давлением более сильного запоребрикового коллеги, то это означает победу Путина и поражение революции.

- Если низовой протест, как Вы считаете, подавлен, зачем Лукашенко вообще уходить? Он теперь на коне, может смело сказать старшему партнеру: «Нет, в этом колхозе я – главный!».
- Сейчас идет яростный торг об условиях ухода колхозника. Остаться он не может. Причина указана выше: утрата легитимности – есть утрата власти. Максимум, чего добивается Лукашенко – права досидеть до 2025 г. Но даже это не получится. Дело в том, что Беларусь – образец гибридной или электоральной автократии. Власть не может в ней длительное время опираться на прямое насилие, как классическая военная диктатура или оккупационный режим. «Подзарядка» легитимностью происходит через выборы. Да, скорее, через имитацию выборов. Но тем не менее. Утраченную легитимность, то есть признание со стороны общества, вернуть невозможно.

В декабре 2023 года должны состояться парламентские выборы. Любые выборы в гибридной диктатуре проходят в форме вотума доверия к диктатору. Поэтому Лукашенко гарантированно проиграет их. Придется снова утраивать бойню на улицах. Но общество через три года может уже и подрасти, избавиться от самоубийственной инфантильности. Это маловероятно, но какой-то прогресс в головах людей все равно будет. Исход противостояния с повзрослевшими гражданами, осознавшими, что власть маскарадами не свалить, уже не столь очевиден.

Допустим, кризис 2023 года ваш дуче тоже переживет. Не впервой. Но в 2025 г. должны состояться новые президентские выборы. Как их выиграть совершенно осточертевшему всем старикашке? К тому времени значительная часть совкового старичья перемрет, нынешние школьники станут избирателями. Электоральный расклад будет еще более не в пользу Лукашенко, при том, что всеобщая ненависть к нему за эти годы только окрепнет.

- То есть некая конституционная реформа, которую собираются проводить власти – это маскировка ухода Лукашенко?
- Разумеется. Но цель – не уход Таракана, а сброс электорального напряжения. Если избиратели ненавидят фюрера, они за него не проголосуют и не поверят нарисованным 80%, что приводит к бунту. Но если сделать так, что Лукашенко становится этаким белорусским елбасы – пожизненным главой совбеза с колоссальными полномочиями, а президент превращается в фигуру номинальную – то что мы получаем? Выходит, что ненавидеть председателя колхоза вы можете сколько угодно, но сместить его – нет, поскольку он не нуждается в избрании на свой пост. Населению предложат выпустить пар на внеочередных президентских выборах, подсунув фигуру, которая может стать компромиссной. Потом пройдут парламентские выборы по новым правилам, где будут «конкурировать» между собой партии, одни из которых будут представлять собой власть, другие – системную «оппозицию».

В общем цель Лукашенко – так уйти, чтобы остаться. Но он уже слишком слаб, поэтому будет максимально затягивать конституционную реформу, пытаясь выторговать себе побольше властного ресурса в новой управленческой конфигурации. Путин же будет его добивать, потому что объективно Лукашенко очень токсичен, и является главным врагом интеграции. Но я еще раз хочу обратить внимание аудитории вашего канала: поражение Лукашенко будет означать победу Путина, а не победу революции. Победа революции означает поражение Путина. А Лукашенко уходит в любом случае, он, как называют бесперспективных политиков – хромая утка.
https://kungurov.livejournal.com/283018.html
Tags: Беларусь, Россия, государство, менталитет, общество, политика, президент, протесты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment