elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

Власти Ирландии извинились за жестокое обращение в приютах для женщин, родивших вне брака.

Правительство и католическая церковь Ирландии принесли извинения за то, как обращались с женщинами и детьми в приютах для матерей-одиночек, которые действовали в стране на протяжении всего XX века.
«Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы показать свое глубокое раскаяние, понимание и поддержку женщинам и детям, с которыми так жестоко обращались. <…> Мы ценили благочестие, но не смогли проявить элементарной доброты к тем, кто в этом больше всего нуждался», — заявил премьер-министр Ирландии Микал Мартин. Глава католической церкви Ирландии, архиепископ Армы Имон Мартин выразил сожаление, что церковь была «частью той культуры, в которой людей часто клеймили, осуждали и отвергали».
Светский и духовный лидеры Ирландии принесли извинения после публикации отчета об условиях содержания женщин и детей в приютах для матерей-одиночек. Отчет подготовила специальная комиссия, работавшая на протяжении пяти лет. Ее создали после того, как в 2014 году историк-любитель Кэтрин Корлесс рассказала о предполагаемом массовом захоронении детей на территории приюта в городе Туам. Три года спустя там нашли останки более чем 800 детей в бывшем резервуаре для сточных вод. Приют содержало католическое монашеское объединение Bon Secours. После выхода отчета оно также принесло извинения, признав, что дети были похоронены неподобающим образом.
За 80 лет через ирландские приюты для матерей-одиночек прошли больше 56 тысяч женщин
Приюты для матерей-одиночек появились в Ирландии в начале XX века. Там жили женщины, которые родили детей вне брака и которым отказались помогать их партнеры и семьи. Власти создали для них специальные учреждения в том числе для того, чтобы снизить число детоубийств. Женщин не отправляли в приюты принудительно, но часто у них не было другого выбора: немногие из них имели возможность зарабатывать.

Формально срок пребывания в приюте ограничивался двумя годами. Считалось, что этого времени хватит для «перевоспитания». На практике женщины покидали приюты раньше — иногда уже через несколько недель или месяцев. Судьба их детей складывалась по-разному. Некоторые матери забирали их и воспитывали сами. Других отправляли в школы-интернаты, а после того, как в Ирландии в 1953 году разрешили усыновление, — в приемные семьи.

Комиссия исследовала 18 работавших в стране приютов для матерей-одиночек в период 1922-1998 годов. За это время в подобных учреждениях побывали около 56 тысяч женщин и около 57 тысяч детей. «Хотя дома матери и ребенка не были исключительно ирландским феноменом, доля незамужних матерей, которые в них содержались в XX веке, вероятно, была самой высокой в мире», — говорится в отчете комиссии.

Пренебрежение к «незаконнорожденным» детям и беззащитность матерей-одиночек в Ирландии связаны с социальными и экономическими факторами. До 1960-х годов Ирландия была бедной аграрной страной. Многие ее жители занимались фермерством. Браки часто были поздними: они ассоциировались с разделом семейного капитала, поэтому родители с пристрастием выбирали пару для своего сына или дочери. Молодой человек, который женился вопреки воле родителей, мог лишиться наследства. Секс вне брака считался неприемлемым, а контрацепция, аборты и разводы были запрещены. Появление внебрачного ребенка считалось позором для всей семьи. Забеременевшая женщина сталкивалась с осуждением соседей, а ее сестры лишались шансов на удачное замужество. Остракизм распространялся даже на медицинскую помощь: в некоторых больницах у женщины, беременной вне брака, могли отказаться принимать роды (в этом случае ее отправляли рожать в приют).

В приютах была высокая младенческая смертность — 15% от всех родившихся детей
В отчете говорится, что комиссия не нашла свидетельств сексуального насилия в приютах, а жалобы на физическое насилие были немногочисленными. Тем не менее, в некоторых учреждениях женщин били и недокармливали; не облегчали боль при родах; заставляли заниматься тяжелым физическим трудом вплоть до самых родов и сразу после них; обращались с ними пренебрежительно и унизительно. Им давали вымышленные имена, чтобы скрыть их «грехопадение», а после родов насильно разлучали с детьми.

Обращение с новорожденными также было далеко не бережным. Например, в 1945 году обитательницы приюта в поселке Каслполлард жаловались, что младенцев с двух месяцев переводили на кормление с ложки, а с шести месяцев начинали кормить картошкой и супом. Кроме того, детей заставляли подолгу сидеть на детских стульчиках, если у них случалась диарея. Смертность в приюте Каслполларда в то время была очень высокой — иногда в день умирали по четыре или пять детей.

Впрочем, высокая младенческая смертность (то есть смертность детей до года) была характерна для всех подобных учреждений. В 1922-1998 годах в них умерли более девяти тысяч младенцев — 15% от всех родившихся. В некоторые годы в 1930-х и 1940-х в приютах фиксировали смерти более 40% детей в возрасте до года. В 1945-1946 годах младенческая смертность в этих учреждениях была в два раза выше, чем смертность детей вне брака в среднем по стране. Основными причинами были плохой уход, недоедание и болезни детей в приютах. Составители отчета пришли к выводу, что до 1960 года в этих заведениях не спасали жизни детей, а, наоборот, существенно уменьшали их шансы на выживание. Власти знали о высокой младенческой смертности в приютах, но не предприняли никаких мер.

После выхода из приютов матери и дети годами не могли найти друг друга
Правительство Ирландии пообещало выплатить компенсации тем, кто пострадал от злоупотреблений в приютах для матерей-одиночек. Кроме того, власти пообещали помочь разлученным матерям и детям найти друг друга. На протяжении многих лет женщинам, чьи дети родились в приютах и были отданы на усыновление, отказывали в информации о них. Усыновленным детям также не всегда давали доступ к документам об их биологических родителях.

Перед публикацией отчета бывшая заместитель премьер-министра Ирландии Джоан Бертон, которая сама родилась в приюте для матерей-одиночек, написала колонку для издания Independent. Она рассказала, что из-за сложностей с доступом к необходимым документам потратила на поиск своей биологической матери около 30 лет. Бертон призвала разрешить приемным детям полный доступ к документам об их происхождении.

После выхода отчета историк Кэтрин Корлесс, которая нашла массовое захоронение детей в приюте Туама, заявила The New York Times, что извинений от католической церкви недостаточно. Она считает, что монашеское объединение Bon Secours и другие подобные религиозные структуры, управлявшие ирландскими приютами, следует привлечь к ответственности за их злоупотребления.

Филомена Ли — пожалуй, самая известная жительница Ирландии, побывавшая в приюте для матерей-одиночек. Она родила там сына, которого спустя несколько лет отдали на усыновление в США. Они искали друг друга, но не успели встретиться: в 1995 году сын Филомены умер. В 2013 году по истории женщины был снят фильм. Филомена приветствовала публикацию отчета. Она заявила, что его цель — «дать возможность матерям и детям, так жестоко разлученным, открыть для себя правду о том, что с ними случилось, и привлечь к ответу ирландское государство и других виновных в этой самой жестокой из разлук».
https://meduza.io/feature/2021/01/14/vlasti-irlandii-izvinilis-za-zhestokoe-obraschenie-v-priyutah-dlya-zhenschin-rodivshih-vne-braka-za-76-let-tam-umerli-devyat-tysyach-detey?utm_source=vk.com&utm_medium=share_vk&utm_campaign=share
Tags: Ирландия, государство, дети, жизнь, кинематограф, криминал, насилие, общество, планета Земля, религия, семья, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment