elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Чудо упражнения

https://papush.livejournal.com/282773.html?utm_source=vksharing&utm_medium=social&
«Каждый настолько превосходит других, насколько он более других упражнялся»
(Ян Амос Коменский)


Упражнение может быть поистине чудесным фактором преобразования психики (также как и пневматики), но это требует определенным образом организованных усилий (о чем я и собираюсь рассказать), и туда, надо сказать, мало кто добирается.
Под упражнением я имею в виду какую-то конкретную регулярную практику, - определенно описанную деятельность. Такую практику можно считать удачной, если она привела туда, куда хотелось. Наличие цели предполагается, но, как мы увидим дальше, в норме с целями происходят определенные метаморфозы.
Все начинается с постановки задачи, с желания чего-то добиться: поставить или усовершенствовать, например. какой-то навык, или развить или усовершенствовать какую-то психическую функцию, например – внимание.
Под задачу выбирается какое-то упражнение, которое, по идее, должно привести нас туда, куда мы хотим. Например, собираясь работать над вниманием, мы можем взять знаменитую «Муху» из книжки Цзена и Пахомова «Психотехнические игры в спорте».
Важным шагом является решение/решимость взяться за эту практику и реальное осуществление этого решения, своего рода commitment. В прекрасно методически организованной книге Джона Куладасы с соавторами «Свет ума», посвященной буддийской медитации на дыхание, это – совершенно, по-моему, справедливо – выделяется как отдельный, самостоятельный этап, требующий отдельно выделенного времени: приучить себя к выполнению определенного упражнения. Я описываю это как необходимость найти в своей жизни место для этого упражнения. Это может быть как групповая работа или работа с тренером, так и индивидуальная, самостоятельно организованная работа
Итак, упражнение, соответствующее определенной цели, выбрано и, пользуясь прекрасным термином Д.Винникотта, достаточно регулярно выполняется. И здесь наступает момент ОЧЕНЬ важного перелома, который далеко не все практикующие проходят. Простыми словами это можно обозначить так: нужно определить, каким образом выполняемое упражнение работает на выбранную цель (задачу).
(В схеме эннеаграммы этот перелом обозначается термином «интервал», для преодоления которого может/должен войти какой-то дополнительный импульс из объемлющей системы. Если этого не происходит, процесс либо затухает, либо теряет/меняет свою направленность. На меня произвел большой впечатление пример Гурджиева касательно трансформации христианства от любви к ближнему к ужасам инквизиции)
Дело в том, что, очень – ОЧЕНЬ! – многие люди, принявшись ради какой-то цели выполнять какие-то упражнения и начав их выполнять, полагают, что какое-никакое, какое бы то ни было выполнение этих действий автоматически приведет их к поставленной цели, - сколь бы механическим и неосмысленным ни было это выполнение.
В этой переломной точке нужно задаться вопросом, что делает со мной или во мне определенное упражнение, что оно должно делать, что этим упражнением нужно упражнять. Заранее этот вопрос если и можно было поставить, то лишь абстрактно, поскольку упражнения в опыте не было, а теперь этот вопрос может и должен быть поставлен конкретно: вот в моем опыте есть это физическое движение, или умственное сосредоточение, - чего я могу достичь, совершая это действие?
Цель (задача), как правило, обозначается на макро-уровне (в нашем примере речь идет о «работе над вниманием»). Упражнение же описывается и осваивается на микро-уровне. Между этими уровнями существует большой разрыв. Практически это значит, что – когда доходит до дела – упражнение может быть выполнено множеством разных способов. Наименее затратные из них (к чему автоматически стремится психика) могут вообще не работать на поставленную задачу, иные могут соответствовать ей в разных аспектах и с разной эффективностью.
Например, в той же «мухе» может быть поставлена задача не отвлекаться от процесса игры. Тогда предложенная авторами схема, - квадрат на плоскости с тремя клеточками по сторонам, - достаточное условие, соответствующее задаче, и можно усложнять игру, увеличивая темп, вводя помехи (как в других играх в упомянутой книге) и т.д.
Но может быть поставлена – как дополнительная или даже как более важная – задача развития внимания в предметности пространственного воображения. Тогда игра будет усложняться в других направлениях, например, можно перейти в трехмерный куб, увеличивать его размеры и т.д. Мы, например, в свое время играли в трехмерную «муху» со стороной куба в пять клеток.
Можно усилить эмоциональную вовлеченность в игру вниманием к символизации. Если знать участников с их идиосинкразиями, можно заменить муху на других насекомых, несущих для участников определенную символическую нагрузку. Игра с солнечным египетским скарабеем для многих будет значимо эмоционально отличаться от игры со скорпионом или сколопендрой, так же как игра с тараканом будет отличаться от игры с бабочкой.
И так далее. Одним словом, в этот момент, в этом переломе, предметность упражнения конкретизируется с точки зрения уточненной задачи и наполняется конкретным смыслом.
Еще раз напомню: сколько псевдо-практиков «просто» выполняют что-то, - ставя себе за это «галочку», совершенно не понимая, чтО именно они «упражняют», на что и каким образом направлена их деятельность и должно быть направлено внимание. Не исключено, конечно, что и такое «упражнение» случайно приносит какую-то пользу (хотя бы тем, что регулярная практика так или иначе формирует волю), но КПД таких «упражнений» чрезвычайно низок.
Приведу еще один пример из области фортепианной игры. Вот, скажем, гаммы. На втором курсе музыкального училища предусмотрен зачет по гаммам. И практически все студенты считают, что зачет состоит в том, чтобы, кое-как выучившись, - коряво, но без ошибок, - играть эти гаммы. Смотрит на них опытная преподавательница и говорит: «Никто из них пианистом не будет». В отличие от этого, одна из легенд гласит, что когда Яков Флиер поступал в консерваторию, кто-то сказал: «Послушайте, как он играет гаммы,- это настоящий пианист!» Но кто из тех, кто когда-то учил эти гаммы, ставил себе задачу достичь совершенства в этих гаммах? - И так же йоге, в ушу, в танцах...
Упражнение начинает быть упражнением, когда используется для того, для чего оно по идее предназначено. Скажем, для скорости, для силы, для ловкости. Есть гаммы на скорость, есть гаммы на ловкость, есть гаммы на силу. Все это разное. А бестолковый студент просто кое-как играет гаммы, не ошибается в аппликатуре и получает свой зачет. Толку – никакого.
Теперь, когда суть упражнения и его техника более или менее поняты, оказывается, - и это тоже совершенно не тривиально!, - что для того, чтобы упражнение начало работать на нас, его надо – именно в том виде, в каком мы усмотрели его полезность – освоить. Для многих упражнений деятельность по – правильному! - освоению упражнения еще не есть деятельность по его выполнению. (Хотя есть и такие упражнения, для которых само освоение – достаточная цель, но это, строго говоря, не вполне упражнения, это скорее «эксперименты»).
В той же «мухе» освоение пространства игры требует одного внимания (и происходит для каждого участника в своем, свойственном ему темпе), а разворачивание самой игры, когда она уже освоена, происходит при включении несколько другого внимания со своими (см. выше) особенностями и оттенками.
На следующем этапе от освоения упражнения мы переходим к его (достаточно) регулярному выполнению. Здесь я хочу сослаться на цитату из Цацулина, – это мастер всяких единоборств и очень толковый, внятный, вдумчивый методист. Он цитирует: «Современные люди не могут долго сосредотачиваться на чем-то одном, большинство людей не обладает способностью, необходимой для достижения успеха в любом стремлении, продолжительно и целенаправленно концентрировать свои усилия на конкретной цели, их хватает не больше, чем на шесть недель», - а как раз за эти шесть недель упражнение осваивается … И дальше: «Как только вы достигли базового уровня, - пора заниматься тем, что действительно имеет значение». Когда упражнение освоено – его уже можно использовать для того, для чего оно предназначено.
Но многие как-бы-практикующие сюда не доходит, они осваивают что-то, потом им надоело, они осваивают что-то новое, опять надоело, - и они так и не доходят до действительной практики. А практика, начинается с того места, где упражнение освоено и выполняется так, как необходимо по смыслу дела, то есть мы начинаем упражнять то, что нам в этом упражнении следует упражнять.
А дальше возникает еще один переломный пункт (место второго «интервала» в эннеаграмме). Здесь может/должно произойти обращение к еще более общему смыслу упражнения. Речь уже идет не о том, для чего предназначено конкретно данное упражнение, а о том, что оно может привнести в организм, шире – в личность человека в целом.

Хотели мы, допустим, учиться фортепианной игре, чтобы приобщиться к Музыке (или родители хотели нас приобщить к Высокому). На длинном и нелегком пути мы могли уже про это забыть. Мы с удовольствием выступаем на любительской сцене, соревнуемся с одноклассниками в сложности выучиваемых произведений (из опыта знаю, что в ЦМШ, например, такого рода конкуренция процветает). Эта деятельность может доходить до очень высоких уровней. Допустим, в фортепианной игре - до таких высот как конкурс имени Чайковского. Соответственно, мы можем прочесть в газете, что советская фортепианная команда на конкурсе Чайковского обогнала, допустим, американскую (реальная история). Там есть свои критерии, свое понимание, там десять членов жюри, если они судят честно, оценят каждого играющего с точностью до десятых долей балла, - всем понятно, что как ценится. Но все это - совершенно не про Музыку.
Одна девушка, опытная в йоге, ссылалась на Айенгара, который описывает, как исполняется определенная асана, - как раскрывается цветок. Это можно исполнить на предыдущем уровне, и это будет просто хорошо выполненная асана, а можно – как цветок. Почувствуйте разницу.
Или вот – спорт. Это точка в социуме, где выполнение упражнений обособляется в виде специальных деятельностей. Спорт – это соревнование в выполнении практик на не-целостном уровне . По идее когда-то кто-то помнил, что это вообще-то говоря, физ-культура - то есть физическая культура, что это все для чего-то: mens sana in corpore sana. Но отдельные виды деятельности, отдельные упражнения обособились, и в них теперь соревнуются. Это теперь для здоровья может быть скорее вредно (как правило покидающие большой спорт люди не очень здоровы), но это вообще теперь – про другое.
А на следующем этапе, о котором мы сейчас говорим, выполнение упражнения с его специальной задачей вписывается в общую систему личности. Теперь нарабатываемая способность становится до некоторой степени мной, а я – ею, способность входит в целое личности и преобразует личность.
Tags: образование, психология, спорт, философия, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments