elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

В.Зубок, "От Сталина до Горбачева" (рецензия)


Что касается Анголы в 1975 году, то Зубок пишет, что нужные архивы еще не раскрыты, поэтому точно не известно, что говорили по этому поводу в Политбюро. Международный отдел ЦК (Пономарев) передал в Политбюро записку с предложением предоставить Нето оружие, и триумвират (Устинов, Громыко, Андропов) согласился с этим. Ближе к осени сусловцы принялись речитативом бормотать клише про «моральный и интернациональный долг». Усталый Брежнев уклонялся от споров и не принимал ничью сторону. В октябре Кастро предложил Брежневу перебросить кубинские войска в Анголу силами советской транспортной авиации, на что Брежнев ответил отказом. Но уже в ноябре кубинцы сражались в Анголе, отбив наступление юаровцев на Луанду. Как они сели в советские транспортники, большая загадка есть. Боящемуся потерять свою репутацию в глазах международного коммунистического движения и лично товарища Кастро Советскому Союзу ничего не оставалось, как начать отстегивать на ангольское предприятие.
Маленькие, но гордые народы вертели Советском Союзом как хотели. Ульбрихт, Садат, Кастро. Кто следующий будет танцевать эту девушку? Про Сомали и Эфиопию Зубок почти что ничего не пишет, что, видимо, означает, что те протоколы Политбюро также не были введены в оборот в нулевые.
Далее автор перебрасывает нас в март 1979, когда происходят волнения в Герате. Члены Политбюро были застигнуты врасплох, и записи их обсуждений выпячивают неадекватность и фиктивность Тройки, что подменяли собой полуживого Брежнева. Мы видим очередной пример того, как Политбюро шатает из стороны в сторону. Сперва Политбюро единогласно согласилось, что терять Афганистан нельзя и пора вводить войска. Ни один член Политбюро не высказался против. На следующий день всё изменилось. Вся аргументация в пользу военного решения испарилась.
Если бы помощник генсека Александров-Агентов не поднял с постели Брежнева и не сказал тому, что в Политбюро принимают какую-то фигню, и если бы Косыгин не решил созвониться с Тараки, чтобы выяснить, что там вообще происходит, то «любители танчиков» рванули бы оказывать «интернациональную помощь» уже весной. Таким коротким был у них бикфордов шнур. Азиатской стратегии у СССР не оказалось. Стоило только начаться революции в Иране, Амину задушить любимца Брежнева Тараки, а КГБ передать наверх непроверенные сведения о том, что Амин предаст нас всех словно Садат, так сразу руководство резко задергалось, как если бы у него не было долгосрочного плана действий. Устинов принялся бояться появления американских баз в Афганистане. В ноябре его поддержал Андропов, затем Громыко. В своей записке Брежневу они напирали на то, что Амин – это потенциальный предатель и перебежчик на Запад.
Источники показывают, что этот аргумент Андропов родил на ровном месте. Никто - ни Брежнев, ни Громыко – не предложили обсудить последствия такой интервенции, что она означает для останков детанта, для ОСВ-2, для советской экономики и торговли со Штатами. Как раз в ту неделю НАТО приняло решение о размещении ракет «Першинг-2» в Западной Европе. Это усилило аргумент Устинова про то, что американцы разместят свои ракеты среднего радиуса в Афганистане и возьмут под прицел Сибирь. Групповое мышление не связывало «Першинг-2» с предшествующим развертыванием советских РСД-10 в Центральной и Восточной Европе. Только лишь начальник Генштаба Огарков выступил против плана вторжения, но Устинов и Андропов того быстро заткнули.
Tags: Афганистан, Африка, СССР, война, государство, история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment