elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Все деньги, которые у тебя есть, так или иначе — деньги абсолютного монарха

— Дилемма нормального чиновника — если не я, то кто? Возможно, похожая сейчас у Каллаура. Я обладаю компетенциями, есть фронт работы, я могу принести пользу.
Вот так же Румас. Обратите внимание, среди возможных претензий называют Туровский молочный завод и деревообработку. Ее Банк развития получил уже модернизированную и уже проблемную, строят бизнес-планы, перестраивают управление финансами, менеджмент, сбыт. И все вроде бы начинает работать, появляться хотя бы операционная рентабельность. Но система не позволяет отгородиться от остального мира — тебя в конце концов все равно настигнет какое-нибудь плодотворное дебютное решение. Вроде того, как Нацбанк настигает идея в очередной раз нарастить денежное предложение… В итоге результат некомпетентного вмешательства чаще всего неудовлетворительный, а кто виноват? Тот, кто исполнял.
Лучшим примером Чалый называет историю с уголовным делом директора «Борисовдрева» Владимира Мальцева.

— Ни единого чиха он не мог сделать без визы начальства — вплоть до премьера. И тем не менее он оказался виновным фактически в том, что в меру своих сил пытался сделать проект осуществимым. Деревообработка — первый и главный пропагандистский проект модернизации. Там уж точно должно было сработать, дать результат. Но не сработало. В итоге даже сверхусилиями нормальных чиновников, директоров какое-то движение происходит, но минимальное, а цена этого часто высока. Но, как говорит Патрик Макмерфи, герой «Полета над гнездом кукушки»: «Я хотя бы попытался». И за это им спасибо.
Чалый подчеркивает: система выстроена так, что рано или поздно ты окажешься виновным хоть в чем-то.
— И я не о сознательном использовании системы кормлений. Причем если отрасль имеет большое политическое значение, риски возрастают, — уточняет он.
В последние недели в Беларуси очевидно обострился денежный вопрос. Проблемные предприятия надо спасать, внешний долг страны все сложнее рефинансировать, и начинается поиск тех, у кого эти деньги есть.
Цитаты Лукашенко про возможности амнистии мы уже приводили. «Я им всем изложил свое видение: «Все, что украли у народа, — верните», тогда мы будем с вами вести разговор. <> Такая возможность у этих была — денег жалко. Поэтому не надо строить иллюзии — политические заключенные, амнистия и так далее. Если человек не хочет сидеть в тюрьме за преступление экономическое, финансовое — уголовное преступление — отдай последнее, если у тебя есть».

Чалый обращает внимание на то, что речи о возмещении финансового ущерба, нанесенного преступлением, тут уже не идет.

— Так что формула расширилась, приобрела новое значение. Требуется отдать все, отдать последнее. А преступлением становится фактически все — даже сбор подписей или флаг на собственном балконе. Это время удивительных преступлений и удивительных формулировок вроде «внезапно возникшего предварительного сговора». И еще важный момент. В чем отличие тоталитаризма? Он лезет в частную сферу. При нем частной сферы нет. Искусство тоталитаризма — это «Свинарка и пастух», где любовь, самое интимное чувство, может происходить только на ВДНХ, — говорит он.

У превентивного авторитаризма, о котором в передаче вспоминали не раз, два признака. Во-первых, смена власти законным путем невозможна, участие в выборах — это уже попытка смены власти, и неважно, что она прописана в Конституции. Во-вторых, единственным источником дохода должно быть государство: ты или получаешь деньги непосредственно от него, или зависишь от него, расплачиваешься за созданные для тебя условия.

— Вот это «вы должны быть нам благодарны за то, что мы позволили вам заработать». То есть бизнес для этих людей — получение рентного дохода. Выделили тебе делянку, барьеры входа на рынок высокие, конкурентов устранили — вы зарабатываете, но появляется ваша социальная ответственность. Вы должны быть нам благодарны. Отсюда, к примеру, обида на айтишников: я вам все дал, а вы — неблагодарные.

Возможно, похожая и история с Туровским молочным заводом, предполагает эксперт. Мы вам дали, а вы нам не совсем лояльны.

— В любом случае предприятие хорошее, а высокая закредитованность на этом этапе вполне нормальна. Есть успешные предприятия с большой закредитованностью, есть — неуспешные с большой закредитованностью.

Впрочем, последние власти обсуждать не спешат.

— Такое впечатление, что озвученные Лукашенко принципы близки к кодификации, хотя раньше были неформальными, подразумеваемыми. Что такое требование «отдать последнее»? Это значит, что все деньги, которые у тебя есть, так или иначе — деньги абсолютного монарха. И вот сейчас пришло время собирать камни — отдавай все, что есть. Могу процитировать Кортнева: но если не будет спроса на нефть, на экспорт пойдет наша кровь.

Читать полностью: https://news.tut.by/economics/718022.html?c
Tags: Беларусь, государство, общество, политика, президент, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments