elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

В суде застреливший Шутова военный сказал, что был без формы

16 февраля в Брестском областном суде началось рассмотрение уголовного дела в отношении Александра Кордюкова, находившегося 11 августа рядом с Геннадием Шутовым, когда того смертельно ранили в голову. Брестчанина обвиняют в покушении на убийство военнослужащего, который в тот день был одет в гражданскую одежду. Кордюкову грозит 25 лет лишения свободы. Застреливший Шутова мужчина по делу проходит потерпевшим. 42.TUT.BY пытается разобраться, имеют ли право военнослужащие применять оружие, будучи не по форме, и насколько вообще правомерно использовать части белорусской армии в мирное время.
11 августа 2020 года два военнослужащих войсковой части 89 417 5-й бригады ССО, базирующейся в Марьиной Горке, прапорщик Арсений Голицын и капитан Роман Гаврилов (неизвестно, настоящие ли это имена, но они очень похожи на фамилии двух известных защитников Брестской крепости) находились в Бресте. «Для предупреждения и пресечения массовых беспорядков» (так выразился прокурор во время слушания дела) их отправили на улицы города в гражданской одежде и с пистолетами ПМ. Около 22.30 Голицын и Гаврилов встретились с Геннадием Шутовым и Александром Кордюковым, в результате последующего столкновения Шутову попала в затылок пуля из пистолета Гаврилова, и позже он скончался в больнице.
Законно ли применение боевого оружия военнослужащими в мирное время?
За вопросами о том, насколько правомерно использовать ССО-шников в штатском с боевым оружием в городах Беларуси, мы обратились к военному аналитику Егору Лебедку.

Прежде всего мы спросили, возможно ли с точки зрения действующего законодательства использовать Силы специальных операций и вообще военных внутри страны и разве для этого не требуется введение военного или чрезвычайного положения?

— Ответ на этот вопрос следует искать в статье 2 Закона «О Вооруженных силах Республики Беларусь» — «Правовые основы деятельности Вооруженных Сил», — ответил Егор Лебедок. — Согласно этому документу, привлекать военных для подобных действий можно:

в случаях внутреннего вооруженного конфликта (читай — гражданской войны);
при обеспечении мероприятий военного и чрезвычайного положения.
Действия, аналогичные рассматриваемым в Бресте, в явные задачи военнослужащих не входят. Более того, привлечение ВС для выполнения задач, не связанных с обеспечением военной безопасности и вооруженной защиты Беларуси, ее суверенитета, независимости, территориальной целостности и конституционного строя, вообще не допускается.

Исключениями являются случаи необходимости защиты населения и оказания ему помощи при возникновении чрезвычайных ситуаций в соответствии с законодательством Республики Беларусь, а также иных случаев, установленных законодательными актами Беларуси.

Иные случаи могут регулироваться правовыми актами президента. Как и конкретика привлечения военнослужащих для вооруженной защиты конституционного строя (именно вооруженной, то есть для такого привлечения военнослужащих должны быть серьезные предпосылки к тому, что посягательство на конституционный строй будет совершаться массово и вооруженными людьми).

И привлечение ССО внутри страны без введения ЧП или ВП, скорее всего, было сделано закрытыми указами или распоряжениями Александра Лукашенко, по крайней мере, в части перехода в подчинение ОМОНа военнослужащих ССО. То есть формальная правовая основа, вероятно, есть — но о ней никто не знает в силу закрытости (насколько закрытые указы соответствуют законодательству и Конституции — отдельный вопрос, на который сейчас не ответить).

Части 38-й отдельной гвардейской Венской Краснознаменной десантно-штурмовой бригады из состава Сил специальных операций на улицах Бреста в августе 2020 года. Фото: Виртуальный Брест / ВКонтакте
Части 38-й отдельной гвардейской Венской Краснознаменной десантно-штурмовой бригады из состава Сил специальных операций на улицах Бреста в августе 2020 года. Фото: Виртуальный Брест / ВКонтакте
— Обязаны ли бойцы Сил спецопераций при исполнении служебных обязанностей быть в военной форме? Мы помним, что в те же дни улицы Бреста патрулировали в том числе военнослужащие 38-й десантно-штурмовой бригады ССО — по форме и с насадками для холостой стрельбы на автоматах. В данном же случае прямо говорится, что бойцы не просто были в гражданском, но смешались с толпой. Как это регламентируется?

— В Законе о воинской обязанности и воинской службе указано, что военнослужащие вправе не носить военную форму одежды вне расположения воинской части, на отдыхе, в увольнении или отпуске. В данном случае они были вне части.

При этом, согласно Закону о статусе военнослужащих, военнослужащие находятся при исполнении обязанностей военной службы во время оказания помощи сотрудникам правоохранительных органов в обеспечении законности и правопорядка. Но речь здесь о статусе отдельного военнослужащего, а не о привлечении армии.

В принципе, если бы военнослужащие самостоятельно участвовали в акциях без задания, то они бы совершали административное правонарушение, и тем самым по законодательству не были бы признаны как находящиеся при исполнении. Но направлены они были по приказу, потому санкция за административное правонарушение на них в данном случае не распространяется.

— Насколько допустимо применение огнестрельного оружия внутри страны бойцом ССО, не имеющим формы? Отличается ли правоприменение оружия, если форма на ССО-шниках есть?

— В соответствии с Законом о статусе военнослужащего он имеет право на применение физической силы, специальных средств, хранение, ношение, использование и применение оружия, боевой и специальной техники в случаях и порядке, установленных законодательными актами. При этом военнослужащие имеют право на обоснованный профессиональный риск, под которым понимается, в частности, применение оружия.

Профессиональный риск признается обоснованным, если совершенное военнослужащим деяние объективно вытекало из сложившейся обстановки, поставленная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями, а военнослужащий принял все возможные меры для предотвращения вреда охраняемым законом интересам.

То есть, если они каким-то законодательным актом были переданы в подчинение ОМОНу для поддержания правопорядка (имели статус «при исполнении») и сложившаяся обстановка была такова, что риск был обоснованным, в этом случае право на применение оружия у них есть.

Причем здесь есть два момента:
Граждане, естественно, о том что это военнослужащие (без установленной формы одежды, находившиеся в месте митингов) знать не могут, как и об основании, на котором они почему-то должны подчиняться таким военнослужащим
Насколько риск действительно был обоснованным — это отдельный вопрос для суда.
Читать полностью: https://42.tut.by/719529?c
Tags: Беларусь, выборы, государство, насилие, общество, политика, протесты, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment